9news (9news) wrote,
9news
9news

Categories:

30-летия Народного руха Украины: от Перестройки к Независимости

 30-летия Народного руха Украины: от Перестройки к Независимости
30-летие Народного руха Украины: от Перестройки к Независимости

30 лет назад – 8-10 сентября 1989 года – в Киеве в актовом зале Киевского политехнического института состоялось учредительное собрание «Народного движения Украины за перестройку». Это была первая общественно-политическая сила, которая стала альтернативой Компартии. О том, как происходила эта судьбоносная для украинской политической жизни событие, Радио Свобода рассказал участник событий – известный писатель и общественно-политический деятель Владимир Яворивский. Он был одним из инициаторов этого собрания, одним из пяти членов президиума, которая открывала учредительный съезд Движения.

– Перестройка длилась где-то от 1985 года, а в 1989 году происходят учредительное собрание «Народного движения Украины за перестройку». Или это происходило по инициативе и разрешения властей, или это была общественная инициатива, а власть лишь была поставлена в известность?

– На тот момент некоторые другие республики, в том числе балтийские, нас опережали. И это было естественно, ведь Украиной больше всего прошелся этот коммунистический каток: коллективизация и раскулачивание, страшный Голодомор, сталинщина, война дважды прокатилась через нашу землю... За это Украина была тяжелой на революционный подъем.

Однако время ее не обходил, и в Украине всегда были силы, которые не забывали и поддерживали генетический код украинства. Все начиналось не на пустом месте. Сначала была Перестройка. Помню, я, как писатель и публицист, выступал с острыми статьями в московской прессе.

А больше всего приложился к этому Чернобыль, который прошел через каждую украинскую душу. Я, как писатель, провел в Чернобыльской зоне где-то полтора месяца, видел это на свои глаза. Написал роман «Мария с полынью в конце века», который быстро стал популярным. Меня тогда избрали народным депутатом СССР, причем очень легко. Это были первые конкурентные выборы. Кстати, я был первым народным депутатом СССР, который переступил порог редакции Радио Свобода в Вашингтоне дал первое интервью с этим красным значком на лацкане. Ранее депутаты ходили с сопровождением, а здесь у меня никого не было.

Тридцать лет назад меня не просто выбрали в президиум, а я был председателем оргкомитета по проведению учредительного съезда Народного руха Украины. Вы спрашивали – власть, возможно, помогала? Наоборот, власть сопротивлялась и очень ожесточенный. Более того, когда надо было проводить съезд, мы его запланировали, а Кравчук, и я уже не говорю о Щербицкого и других секретарей ЦК, категорически не давали нам помещение. Куда бы мы не обращались, нам не предоставляли помещение, а оно нужно было большое. Потому что мы знали, что будет полторы-две тысячи украинского народа.

Расскажу один такой пикантный момент, я его недавно вспоминал на посвящении студентов университета «Украина». Уже готовы были проводить съезд в Балтике, литовцы уже нам давали помещение.

– Собирались везти в Балтику всех делегатов?

– Собирались везти и жить в общежитиях, уже обо всем договорились. Но тогда Левко Лукьяненко очень вероятно сказал: ни в коем случае мы не поедем за пределы Украины. Не дадут помещение – будем на каком-нибудь майдане или даже в поле соберемся, как он шутил.

Я несколько раз ходил и к Кравчуку, и к Ивашка, тогдашнего секретаря ЦК. Наконец, они меня зовут поговорить. Я знал, что они капитулируют, но которая была капитуляция! Меня и Петра Таланчука, он тогда был ректором Политехнического института и, так же, как и я, народным депутатом СССР – заставили подписать такое соглашение: если в зале поднимется сине-желтый флаг, Таланчук обязуется закрыть съезд. Мы прекрасно понимали, что никому не удастся закрыть съезд. И мы подписали эту «капітуляційну» соглашение.

– Но, насколько я могу судить из фотографий и кинохроники, там были флаги.

– Сначала Олесь Гончар взял маленькое вступительное слово и благословил съезд, как патриарх, а потом я делал свою основную доклад, которая называлась «Что же мы за народ такой». И где-то на второй минуте доклада, когда прозвучал тезис о том, что половина нашего народа пела для того, чтобы не слышать, как вторая половина стонет и плачет – сразу поднялись вверх флаги. Тогда впервые появилось это изобретение – на вудлиськах поднимать флаги. Кто-то из чиновников начал искать Петра Таланчука, но его уже не нашли, и съезд прошел так, как прошел.

– Я не просто так спрашивал про отношение власти. Потому что тогда официальное название было «Народный рух Украины за перестройку». Официальный курс на Перестройку – и вы также за Перестройку. Поэтому интересно выяснить: создание «Движения» соответствовало или противоречило официальному курсу?

– Съезд стал кульминационным моментом. Тогда председателем Движения, тогда еще общественной организации, избрали Ивана Драча. Ясно было, что это появилась альтернатива.

От партийных бонз представителем был Кравчук. Он был среди них наиболее гибок, наиболее компромиссный, и он воспринимался в нашей среде. Причем, он очень умно построил выступление на съезде. Ему помог один человек из Кременчуга, народный депутат СССР, который очень критиковал Кравчука, очень ругал коммунистов. Этот выступ был неудачный. И за это зацепился умный Кравчук, который все время спорил не с Движением, а с этим конкретным человек. Таким образом он избежал конфронтации с Народным рухом Украины.

– Он был как гость?

– Он был приглашен нами. Мы не стеснялись никого. Кто хотел, мог приходить. Приехали люди из других республик, которые сидели на балконе со своими флагами. Приехали грузины, прибалты, поляки.

– Вы перед этим договаривались с Кравчуком, что не будет сине-желтых флагов – и тут он их увидел. Как он реагировал?

– Он не мог ничего сказатьты, потому что кто-то подошел и ему на лацкан прицепил сине-желтый флажок. И хитрый Кравчук, чтобы прилюдно не снимать этот флажок, снял пиджак и повесил на кресло, а когда уже выходил для выступления, надел пиджак, но снял значок.

Конечно, были очень острые выступы. Ведь тогда на съезде сошлись очень разные силы.

– Начиналось как «Народный рух Украины за перестройку», а вскоре всем стало понятно, что «Народный рух Украины» – за Независимость. Когда произошел переход от Перестройки к Независимости?

– Он был очень мягким и был легализован как движение за независимость уже на первых украинских демократических парламентских выборах в 1990 году. В 1989 году об этом уже начали говорить. Каждый говорил по-разному: некоторые – о обновленную федерацию, о новом договоре, а кое-кто говорил откровенно.

Но неожиданно разные силы и разные люди сошлись в таком мире, в дружбе. Это большая когорта людей, которые вышли из-за решетки – Левко Лукьяненко, Чорновил, братья Горыни... могу называть и называть – это добрая сотня людей. Это, как мы себя называли, разночинцы – в основном интеллигенты, патриотические люди, кое-кто был и коммунистом. Присоединились и донецкие шахтеры. Помню, шахтер Николай Побережный выступал на съезде украинском языке. Это были очень разновеликие люди, різновідомі люди, но для них было единственное – Украина. И все понимали, что конечная цель не Перестройка.

Вскоре Движение охватило очень много сфер человеческой жизни, и Компартия поняла, что их дни заканчиваются. Не все капитулировали, потом была большая борьба на первой сессии Верховного Совета демократической каденции.

Когда летом 1991 года произошел путч ГКЧП, то первый день был неожиданный. Мы думали, что нас – актив Движения – будут брать. Но уже на второй день мы все стояли рядом и все понимали, что сломать нас уже невозможно.

– Вы говорили, на первом учредительном съезде 30 лет назад собрались очень разные люди. Сейчас у нас есть стойкая ассоциация, что Народный рух Украины – Вячеслав Чорновил, а Вячеслав Чорновил – это Народный рух Украины. А тогда на учредительном собрании в президиуме не было. Как происходило восхождение Чорновила к лидерству?

– Очень естественно. Иван Драч в разговоре как-то сказал, что лучше было избрать председателем Михаила Горыня, который был более системным. Он был в президиуме и заместителем. Иван был поэтом, человеком романтичной. А здесь нужно было, чтобы лидером такого количества очень разных людей стала какая-то системная человек. Но Драч достойно прошел этот свой руховский путь.

Самая большая победа Движения была тогда, когда неожиданно украинский народ, тогда еще не такой как сейчас, выбрал 140 независимых народных депутатов. И каких людей!

Чорновил был председателем Львовского областного совета. Иван Драч за это время устал. Поэтому состоялся такой мягкий переход. Сначала было три сопредседателя: Драч, Горынь и Чорновил. А потом выбрали Черновола. Он был самый энергичный, самый решительный, он тогда импонировал Движению. Именно его избрали председателем.

Движение потом раскололся, и это было очень обидно.

Но я хотел бы ответить еще на один вопрос, который вы мне не поставили. Кое-кто меня спрашивает: где это Движение сейчас?

– Вы меня опередили. Как раз хотел спросить: что Движение смог и чего не смог?

– А я бы в свою очередь спросил: а где литовский «Саюдис», который провозгласил независимость, где польская «Солидарность», которая тоже, фактически, провозгласила демократическую Польшу?..

Хотел бы сказать, что Движение выполнило свою уникальную историческую роль. То, что Движение распался, переживает сложную фазу – это закономерно. Зато вместо Движения сегодня является Украина. Какая она? Она не является такой, как мы мечтали тогда. Мы думали: только нужно провозгласить Независимость, Украина станет самостоятельной, а дальше наш удивительный стожильний народ все сделает, и мы быстро вырвемся в мировые лидеры. К большому сожалению, так не получилось, но это уже другой разговор. А Движение свою уникальную миссию выполнил.





Tags: ВЛАСТЬ, ГОД, ДВИЖЕНИЕ, ДЕПУТАТ, ИВАН, КРАВЧУК, НАРОД, НЕЗАВИСИМОСТЬ, ПОМЕЩЕНИЕ, ПРЕДСЕДАТЕЛЬ, РУХ, СОБРАНИЕ, СССР, СЪЕЗД, УКРАИНА, ФЛАГ, ЧЕЛОВЕК
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments