9news (9news) wrote,
9news
9news

Category:

В 1989 году волна революций охватила Восточную Европу. А что происходило в столице СССР?

 В 1989 году волна революций охватила Восточную Европу. А что происходило в столице СССР?
Стив Ґаттерман

За несколько месяцев до начала протестов в странах Восточной Европы, которые в конечном итоге привели к падению коммунистических режимов в государствах Варшавского договора, в воздухе Советского Союза также чувствовалась революция. Или, по крайней мере, в эфире, во время проведения телевизионных сессий Съезда народных депутатов, за которыми следили голодные к изменениям люди. Но для иностранца, который учился в Москве, распад СССР не выглядел чем-то очевидным. Неоднозначные сообщения

«Верните Ельцина обратно».

Такое короткое сообщение было написано мелом на тротуаре в неприметном уголке в центральной части Москвы весной 1989 года.

Это был прямой призыв к возвращению Ельцина, которого Михаил Горбачев назначил на высшую должность в столице в декабре 1985 года, но после того как Ельцин начал критиковать советское руководство за медленный темп реформ, через два года его освободили из политбюро и предоставили унизительно скромную должность первого заместителя председателя государственного строительного комитета СССР.

Это было взывание об изменениях в государстве с населением в 286 миллионов, которой через три года больше не будет существовать.

Но эта надпись пока был на тротуаре, не совсем на стене. Да и если бы так и было, то я – иностранец и человек, которая впервые приехала в СССР и имела ограниченное знание русского языка и еще более ограниченные знания о саму Россию или Советский Союз – не смог бы все равно его прочитать.

Я не мог глубже погрузиться в то, что на мое восприятие было закоренелыми, прочными атрибутами общества, которое было глубоко нефункциональным, но несмотря на это все еще казалось, что оно имеет силу – достаточно инерции, чтобы держаться дольше, чем нужно, как несчастная семья, которая держится вместе под весом собственного прошлого.

За несколько месяцев до того, как люди восстали против коммунизма в странах Восточной Европы и, в конце концов, лишились его, в Советском Союзе в воздухе также ощущался революция, по крайней мере, в эфире, где нерегулярно показывали сессии Съезда народных депутатов, за которыми следила вся страна, что желала изменений.

Однако, для меня распад Советского Союза не был тогда чем-то предсказуемым.

Безусловно, были и признаки изменений, и было желание перемен. В буквальном смысле знаком были таблички (одну из них я снял и отнес домой), которые указывали дорогу к местам первых выборов, на которых избиратели СССР действительно имели выбор.

И, конечно, хотя молодые люди изображали СССР 1990-х годов как ад, критика советской эры выпала из фокуса союзников нынешнего президента России Владимира Путина. Тогда было стремление к лучшей жизни. Лучшего жилья, лучшей одежды, лучшей еды, лучшей работы, лучшего здоровья, лучших возможностей поехать туда, куда хотелось, и делать то, что хотелось.

Также люди хотели и лучших сигарет. А не тех палочек, которые можно было курить. Привлекательный дизайн упаковки и привлекательные названия «Столичная», «Ява», «Космос» отнюдь не улучшали вкус. Талоны на еду

В то же время все казалось довольно статичным, даже если и не обязательно устойчивым в долгосрочной перспективе.

Магазины были переполнены ненужными предметами, а нужных часто просто не было.

Зажимая купоны в степлерах, вместе с моими друзьями-американцами (которые в основном были студентами и приезжали на один семестр по программе Московского энергетического института), мы выстраивались в очередь за такими продуктами, как яйца, чем-то, что должно было быть маслом, и блоками сыра, которые иногда имели встроенные в них синие пластиковые номера.

Было несколько «кооперативных кафе», экспериментов с напівкапіталізмом. Но до большого количества государственных ресторанов, которые были почти безлюдными, просто не пускали, мол, «свободных мест нет», даже если многочисленные места в ресторанах были заметно пустыми. Или, если бы вы зашли в один из таких ресторанов, вы бы увидели, что большинство блюд в меню вообще недоступны для заказа.

В институте главное здание украшали большие буквы – это были слова Ленина, логика которого совсем не была очевидной: «Коммунизм – это советская власть плюс электрификация всей страны».

На лекциях нас учили нескольким метафорам, которые берут свои корни или в славянских традициях, или же в советских геополитических проблемах.

«Красный значит красивый» – так звучала одна из этих метафор. Она имела целью объяснить название огромной площади возле Кремля.

Еще одна такая фраза – это «общий европейский дом». Ее придумал Горбачев, мотивы которого, возможно, были обеспечить место для Советского Союза на континенте и противостоять лозунгу США о «Европу целостную и свободную», которое означало, что Москва не была хозяином миллионов людей в таких западных столицах, как Будапешт, Прага и Берлин.

В подвальном помещении общежития, в котором мы жили, был танцевальный зал с диско-шаром. А в его экстерьере были сетки, чтобы ловить бутылки и другой мусор, выброшенный из окон. Здание располагалась в непосредственной близости от кладбища, психиатрической больницы и Лефортова, тюрьмы КГБ, что было причиной для черного юмора относительно планов после окончания обучения. «Быстрее, выше, сильнее»

Местный кинотеатр назывался «Спутник». Назван он был в честь спутника, запуск которого в 1957 году потряс мир, вызвав космическую гонку и отметив одну наибольших успехов руководства страны, которое часто уверяло, что светлое будущее уже не за горами.

В 1989 году эту блеклую обещание большими буквами прописали на ограде спортивного поля неподалеку от общежития. Если память мне не изменяет, это звучало так: «Быстрее, выше, сильнее». Это олимпийский девиз, который СССР позаимствовал, чтобы стимулировать людей к достижению успехов не только в спортивной, но и в других сферах.

Весной 1989 года, кажется, мало кто верил, что этот девиз действительно соответствует будущему их страны. Выборы в конце марта того же года отражали широкое понимание необходимости изменений. Люди имели большой интерес к оживленных заседаний Съезда народных депутатов, и это уже было мощным сигналом.

Многие смотрели их по телевидению, а тот единственный телевизор, который был в нашем общежитии, часто настраивали на дебаты.

«Люди везде брали с собой радио, куда бы не шли – в трамваи, в автобусы», – говорил в 2009 году в интервью Радио Свобода петербургский правозащитник Юрий Вдовин.

«Все слушали выступления депутатов. Если бы кто-то не имел радио, он бы стоял рядом с кем-то, кто его имел», – говорил он.

Ельцин вернулся, завоевав место в Съезде народных депутатов от Москвы, получив более 90 процентов голосов. Впоследствии его избрали депутатом Верховного Совета СССР.

Среди других, избранных на выборах, были Андрей Сахаров, физик и диссидент, смерть которого 14 декабря 1989 года лишила советских демократов авторитета. Эффект домино

Мир менялся, и почти все коммунистические режимы бывшего советского блока в Восточной Европе свалились. В августе Горбачев сказал лидерам Варшавского договора, что они могут выбрать свой собственный путь к социализму. Но это не было целью, о которой мечтали люди.

Берлинская стена упала в ноябре. Правительство Восточной Германии ушел в отставку 3 декабря, а некоммунистическое правительство Чехословакии избрали за четыре дня до смерти Сахарова. 25 декабря румынский диктатор Николае Чаушеску и его жена были казнены после короткого судебного разбирательства, который состоялся после их бегства из Бухареста на фоне народного восстания.

Ровно через два года Горбачев ушел в отставку, закрыв книгу под названием Советский Союз. Ельцин, которого в июне избрали президентом России, закрепил свои полномочия, стоя на танке и выступая против попытки государственного переворота со стороны людей, которые тщетно пытались остановить распад страны таким путем.

Даже если бы попытка государственного переворота не потерпела крах, менее чем за три дня на фоне мощного народного противостояния и неразборчивых заявлений со стороны заговорщиков, любое представление о том, что они действительно могли бы добиться успеха и остановить распад СССР, кажется почти смешным в ретроспективе.

Но за два года до того распад Советского Союза не казался чем-то неизбежным. По крайней мере не человеку, которая бродила Москвой в чужой, одновременно воспаленном и приглушенной атмосфере, которая, казалось, зависла над городом весной 1989 года. /**/ /**/ 30 лет Движения: Создание Народного движения в семи моментах, которые приблизили Независимость Украины
Tags: ВЫБОР, ГОД, ГОРБАЧЕВ, ДЕКАБРЬ, ДЕПУТАТ, ЕВРОПА, ИЗМЕНЕНИЕ, МЕСТО, МОСКВА, НАЗВАНИЕ, РАСПАД, РЕВОЛЮЦИЯ, СОЮЗ, СССР, СТРАНА, СЪЕЗД, УСПЕХ, ЧЕЛОВЕК
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments