9news (9news) wrote,
9news
9news

Categories:

Одиночество оккупации. Как работает хоспис для пожилых и неизлечимых в ОРДЛО

Одиночество оккупации. Как работает хоспис для пожилых и неизлечимых в ОРДЛО
Александра Полякова

Хоспис для одиноких пожилых людей работает на оккупированной территории. Как там живется, и кто его удерживает? Радио Донбасс.Реалии рассказывает о буднях уникального заведения, куда даже готовы помочь достаются с риском для себя.

Село Греково-Александровка Бойковского (к декоммунизации Тельмановского района Донецкой области – это глубокий тыл оккупированной территории. Чтобы сюда доехать, нужно не только пересечь КПВВ, но и преодолеть сорок километров подконтрольной российским гибридным силам землей. Именно здесь находится заведение, где помогают тяжело больным или просто одиноким пожилым людям.

В двухэтажном здании постоянно находятся около 100 бабушек и дедушек, которые остались без близких. Местные больницы не имеют ресурсов их содержать, а развитой сети хосписов в оккупации нет, рассказывает волонтер на условиях анонимности. В республике резко снизилось обеспечение медикаментами и продуктами питания в стационарах. Даже в детских садах, а в больницах – «и подавно»

«Этот приют-хоспис – единственный выход, чтобы достойно умереть тем, кто тяжело болен, одинок и без денег – или дожить достойно свои годы тем, кто не паллиативный больной, а просто пожилой, в приюте есть и такие. В республике резко снизилось обеспечение медикаментами и продуктами питания в стационарах. Даже в детских садах, а в больницах – «и подавно». Держать одиноких, больных людей никто не хочет», – объясняет собеседник.

Хоспис удерживает Православная церковь Украины, деятельность которой оккупационная администрация на своей территории де-факто запретила (религиозные общины должны «перерегистрироваться» по несуществующим законам, до тех). Помощь священники собирают на подконтрольной территории, а волонтеры везут ее в ОРДЛО.

«Самое ужасное, это когда дети бросают своих родных родителей на произвол судьбы. Часто бабушка или дедушка ждут, что вот перед Новым годом или перед Пасхой откроются двери и дочь или сын заберут в родной дом тех, кто родил тебя на свет Божий. Ведь за двадцать лет я видел всего несколько случаев, когда дети или внуки возвращали своих родителей из нашего хосписа», – говорит архиепископ Донецкий и Мариупольский ПЦУ Сергей Горобцов. Сам он не может попасть на оккупированную территорию.

Помощь собирают на подконтрольном стороне и передают с волонетрами, которые едут как местные жители – о волонетрську деятельность лучше не заявлять, поскольку уже два года как все гуманитарные миссии, кроме Красного Креста, выдворены из Донецка. На оккупированной территории арестовывают даже условно «ДНРівських» волонтеров и общественных активистов, «их вызывают на допрос и не отпускают», - говорит анонимно человек, что посещает хоспис. Что же касается религиозных организаций, то, например, к «неперереєстрованих» евангелистов и баптистов регулярно приходят с обысками и задерживают.

В хосписе работают 2 медсестры и врач. Приют работает уже 17 лет. Он не был государственным учреждением и до войны. Сейчас, кроме прихожан ПЦУ с свободной территории, ему помогает благотворительный фонд Eleos-Ukraine. Также, акцию для помощи пожилым людям в ОРДЛО устроила художница Олеся Вакуленко.

«У нас работает юрист, который делает пропуска, для людей пожилого возраста с хроническими заболеваниями, преимущественно онкозаболеваниями, которых мы вывозили на украинскую территорию. Они имели возможность бесплатно попасть в Киев на обследование. Остаться здесь или вернуться обратно домой», – рассказывает председатель правления Eleos-Ukraine Сергей Дмитриев.

Приют отапливается углем. Покупать его приходится в ОРДЛО. Как и другую «крупногабаритную» помощь. «Все, что мы привозим как физические лица, которые там проживают, – это от 2 до 6 сумок, то есть то, что помещается в багажник машины, все остальное покупается там», – говорит Сергей Дмитриев.

«Пожилых людей кормят в основном мивиной. Ее собирают в неограниченных количествах, потому что это то, что может дать углеводы. Про овощи и мясо вообще ничего говорить. На территории «республики» все дешевле, поэтому проще собрать деньги и купить. А если перевозить медикамети... трудно, потому что это все нелегально, подпольно идет. И через Украину и через «ДНР», потому что везде нужно договориться», – рассказывает волонтер, что не желает называть своего имени. Приблизительный бюджет содержания хосписа – 600 тысяч гривен. Это не такая уж и большая сумма, говорит волонтер, если рассчитать ее на 100 человек, то в день получается примерно 16 грн.

Несмотря на трудные условия, сотрудники хосписа стараются создавать для одиноких пожилых людей более-менее домашнюю атмосферу. Сергей Горобцов говорит, что священники, волонтеры и все, кто работает в заведении, до последнего вздоха стали для покинутых родителей и детьми, и внуками. «Вместе встречаем Рождество, распевая колядки, причащаемся во время литургии и всем убежищем скорбим, когда в последний путь провожаем наших дорогих и уже к сердцу близких братьев и сестер», – говорит он.

ПОСЛЕДНИЙ ВЫПУСК РАДИО ДОНБАСС.РЕАЛИИ:

Tags: БОЛЬНИЦА, ВОЛОНТЕР, ГОД, ЗАВЕДЕНИЕ, ПОМОЩЬ, РЕБЕНОК, РЕСПУБЛИКА, РОДИТЕЛЬ, СЕРГЕЙ, ТЕРРИТОРИЯ, ХОСПИС, ЧЕЛОВЕК
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments