9news (9news) wrote,
9news
9news

Как белорусские эмигранты поверили Сталину. Вышла книга о «детей Франции». ФОТО

 Как белорусские эмигранты поверили Сталину. Вышла книга о «детей Франции». ФОТО


В Минске презентовали книгу журналиста Радио Свобода Валерия Калиновского «Дети Франции. Истории семей, которые поверили Сталину» – о белорусах, которые в 1920-30 годах эмигрировали из Западной Беларуси до Франции, а после войны, поверив в сталинскую пропаганду, вернулись в СССР, где их ждали репрессии и нищета. История «Детей Франции» началась 100 лет назад

Третьего сентября 1919 года, Франция и Польша подписали Конвенцию об иммиграции. После этого начались вербовку польских граждан французскими компаниями для работы на шахтах, в сельском хозяйстве, на фабриках. Всего до Второй мировой войны к Франции выехало около 700 тысяч граждан Польши, из которых было 30 тысяч белорусов. Больше 6 тысяч на 1940-1950 годы вернулись в СССР, обманутые Сталиным и советской пропагандой.

В уютном зале Музея Ваньковичей в Минске собрались «дети Франции» и их потомки. Среди почетных гостей – посол Франции Дидье Канес, посол Украины Игорь Кизима, представитель МИД Беларуси Валерий Садоха, известный французский историк, исследователь сталинских репрессий Николя Верт.



Посол Франции в Беларуси Дидье Канес отметил, что из всех проектов, которые реализовывало его дипломатическое представительство, это для него самый дорогой.

«История репатриации из Франции в СССР – очень трогательная, драматическая. Для меня это было открытием. Первый человек из репатриантов, с которой я встретился, была Нина Черненко, которая всю жизнь работала в институте иностранных языков. К сожалению, она уже ушла от нас. Я выражаю огромную благодарность автору книги Валерию Калиновскому, который сделал действительно титаническую работу, серьезное историческое исследование», – сказал господин Канес.



Предисловие к книге написал известный французский историк, исследователь сталинских репрессий Николя Верт, который в 1975-1977 годах преподавал французский язык в Минском институте иностранных языков и познакомился со Степаном Батурой и Жанет Жармен. Оба были репатрианты из Франции. Для него было приятной неожиданностью встретить в Минске соотечественников с такой необычной судьбой.

«Для меня большая честь принять участие, правда, мой вклад очень скромный – я написал предисловие в полторы страницы для книги, в которой много сотен страниц. Я был также взволнован этой темой, очень благодарен автору книги», – сказал Николя Верт.

Посол Украины в Беларуси Игорь Кизим отметил, что большая волна эмиграции была и с Западной Украины. Он начал свою дипломатическую карьеру во Франции, но эта тема была для него неизвестной.

«Я узнал об этом только здесь. И очень поражен, что вы сделали такое большое дело. Но украинцы это еще не сделали», – отметил Игорь Кизима. Преподаватели французского и сотрудники МИД учились в «детей Франции»

У директора Национального центра маркетинга МИД Беларуси Валерия Садоха дядя, Николай Лисовский, был «белорусским французом» – он среди героев книги.

«Семья моего дяди прожила во Франции много лет. Дед работал там на шахте. В июне 1946 года вышло известное постановление Верховной Рады, где был призыв вернуть наших граждан обратно, – они вернулись. Конечно, советская дипломатия поработала хорошо.

У моей бабушки была ностальгия по Франции. Дед работал там на шахте. Первые уроки французского я получил от бабушки. А моего дядю Колю в Падсвіллі (Витебская область, Западная Беларусь, – ред.), куда они переехали из Франции, называли «француз». Спасибо французскому посольству, автору книги за то, что они не забыли про эти драматические страницы истории», – сказал господин Садохо. «Дети Франции оставались достойными людьми»

Редактор книги Винцук Вячорка отметил, что эта книга «Дети Франции» – образец жанра живой истории:

«Прежде всего я надеюсь, что эта книга вызовет сочувствие и понимание людей, которые стали героями этой книги. Они не подвергались попыткам тоталитарной коммунистической машины окончательно перемолоть их – оставались достойными людьми. Это оптимистичный посыл».

Валерий Калиновский рассказал, что в ходе многочисленных бесед со своими героями он пытался определить их национальную сознание, но иногда это было действительно сложно, в их жизни все перемешано. Вот, например, как говорила одна из героинь книги Елена Сорокина (Крупа) из Гродно:

«Мой брат Александр говорил так: я белорусский поляк пофранцужений. И я такая же была: ни там и ни там, я словно разделена на три. Я вроде и полька, словно и белоруска. Но больше я ощущаю себя белоруской».

Сама Елена Крупа приехала с Гродно с внуком и рассказала, как они ехали из Франции на корабле «Россия» в 1946 году. Вместе с семьей отправилась с мужем и старшая сестра Виктория, которая была беременной.

«Когда теплоход подплывал к берегам Турции, Виктория родила мальчика; на корабле был медицинский пункт и врачи, роды прошли хорошо. Ребенка назвали Константином. После приезда в Одессу Викторию с младенцем обследовали в роддоме и отпустили.

Дальше мы поехали в Беларусь, а Виктория с мужем и младенцем - до Львова. В поезде было очень холодно. Еда в дороге тоже была плохая и необычная. Мальчик умер на руках у мамы – то ли от голода, то ли от холода, то ли от болезни. Тело забрала милиция, родители так и не узнали, где его похоронили. Константин пожил всего две недели». «Вернулись во Францию через 60 лет после отъезда отца»


На обложке книги – фото, сделанное в городе Алес на юге Франции в 1947 году. Туда приехали пропагандисты – агитировать эмигрантов возвращаться в Советский Союз. В этот день молодежь основала общину «Союз советских патриотов», собрали маевку с флагами и портретами. Юному Олекса��дру Сологубу и его сестре Зине поручили держать портрет Сталина. Вскоре родители Олеся Сологуба, поверив Сталину, поехали на Донбасс, а в 1954 году переехали на родину в Беларусь.


Олесь Сологуб, «ребенок Франции», которому сейчас 84, остался в Молодечно (Минская область, – ред.), а вот его сын Александр переехал во Францию в 2008-м – через 60 лет после отъезда оттуда отца. Александр Сологуб-младший живет с семьей в Тулузе, работает в строительной фирме.

«Мы вернулись к Франции через 60 лет после отъезда отца, решив, что пока еще молоды, можно попробовать. В Беларуси мы чувствовали бесперспективность: за последние 25 лет страна потеряла много шансов. Это было самое главное в нашем решении», – говорит Сологуб-младший. «Мать не брали на работу, потому что она была женой политзаключенного»

Лилиан-Жан Моніт (Прокопович) родилась в городе Еріманкур в 1946 году. Отец был ремесленником, имел мастерскую и дом. В 1947 году под влиянием советских агитаторов семья репатриировалась в СССР и уже не смогла вернуться.

Отец от безысходности попытался перейти белорусско-польскую границу, его задержали, сослали в ГУЛАГ. Как-то к соседям Монітів приехал человек из Гулага, и маленькую Лилиан обманули, сказали, что это ее отец.

«Я бросилась на шею этому человеку, а он говорит: «Потерпи, детка, твой отец тоже придет. Я не твой отец». А потом, когда приехал наш отец после 7 лет лагерей, я спряталась и три дня не подходила к нему, кричала, плакала, не признавала его».

«Без отца семья жила очень трудно. Мать не брали на работу, потому что она была женой политического заключенного. У брата не было обуви, чтобы ходить на учебу. Мать ночами шила, потому что боялась налоговой инспекции, которая могла забрать единственную кормилицу – швейную машинку. Отец вернулся в 1957 году», – вспоминает Лилиан Моніт. Как чуть не посадили за несколько бурячок


Ольга-Полєт Лев в Минск приехала не напрямую из Франции, а из украинского Львова, куда вернулись родители. В СССР тюрьмой наказывали за три колоска, что голодные крестьяне могли взять с колхозного поля. Мать Ольги француженка Софи Санди Лев чуть не пострадала за несколько свеклы. Когда семья жила в селе Березець (Львовская область, – ред.), француженку заставили идти работать в колхоз, полоть свеклу.

«Мама никогда в жизни не видела свеклы на огороде, но делала то, что и другие женщины. Вырывала плохие свеклу, увядшие, их нужно было выбрасывать. Но то, что нужно выбрасывать, она собрала себе в фартук. Это заметили, позвали ее в «контору». Мама плакала, не понимала, чего от нее хотят. Когда приехал папа, встретился с каким-то начальником, он был питерский товарище. И тот сказал: быстрее забирай свою семью в город, потому что твоя жена воровала свеклу и это может плохо закончиться», – рассказывает дочь Софи Ольга-Полєт Лев.

После возвращения из Франции дети Софи Ольга, Тереза и Баніфас преподавали французский язык, Львове и Минске. 65 лет сестра ищет брата, который остался во Франции



Некоторые истории «Детей Франции» еще продолжаются. В том числе продолжается поиск Бронислава Атрашкевича или его потомков белорусскими родственниками.

Семья Атрашкевича с дочерьми Францискою и В'ячеславою в 1947 году переехала в Советский Союз. А старший сын Бронислав остался доучиваться в институте в Париже. После возвращения в голодный СССР семья похоронила дочь Франциску, которому было 7 лет.

С 1954 года от Броника нет никаких сведений. И вот уже 65 лет его ищут: сначала родители, а теперь младшая сестра Елена Гаранина, которая родилась уже в Беларуси.

«Когда родители вернулись, папа должен был подать сигнал Бронике, действительно ли здесь так хорошо, как рассказывали агитаторы. Каким-то образом отец передал, что здесь все совсем не так. И связь с братом оборвалась, последнее письмо Бронислава из Франции датирован 29 июня 1954 года», – Елена Гаранина не скрывает слез.

«Может, и брата нет уже, потому что ему 95 лет должно быть, но хотелось бы найти его потомков во Франции», – не теряет надежды Елена Гаранина.
Внучка год записывала воспоминания бабушки о жизни во Франции



Многодетная семья французского коммуниста Виктора Ждановича (жена Матрена и 11 детей) вернулась в СССР в 1947 году. Квартиру в обещанном агитаторами Ленинграде не дали. Повезли в Борисов (Минская область, – ред.), где не хватало рабочей силы. Почти все дети вынуждены были работать на спичечной фабрике. Из 11 детей теперь осталось только двое, остальные рано умерли.

Дочь Виктора и Матрены Роза Маркович работала на той же фабрике коробочницею и вмочальницею. Роза со своими детьми говорила по-французски, отдала их в школу в Борисове с французской языке.

Ирина Маркович вспоминает, что ее мать Роза перед смертью спросила: «А кто напишет, как нас обманули?»

«Мама, кого обманули?» – спрашиваем мы. – Мать часто рассказывала, как хорошо семья жила во Франции. А мы, такие искренние пионерки и комсомолки, говорили: «Мама, что ты выдумываешь?», – рассказала Ирина Маркович.
Александр Качан – герой французского Сопротивления



Документ сохранился в семье Початков в Минске – диплом на имя Александра Качана от Национального военного комитета французских вольных стрелков и партизан за участие во французском Сопротивлении. Сын Александра Качана Гендрик говорит, что отец всегда гордился тем, что участвовал в Сопротивлении. Семья Кочанов вернулась в Беларусь, когда Гендрику было 3 года.

«Я мало что помню про Францию. Помню только, как потерялся возле шахты, упал в щель, и меня долго искали. Еще помню Марсель, откуда мы плыли в Одессу. В Марселе родители меня сводили в зоопарк, я кормил булкой слона, помню крокодила, ну и пароход, на котором плыли в Советский Сою��», – вспоминает Гендрик Кочан.
«Очень жалею, что вернулась в СССР»


В начале 1950-х семья Шемісів после переезда из Франции в Молодечне ждала вывоза в Сибирь: других уже вывозили, такие слухи ходили и о них. В семье считают, что только смерть Сталина спасла их от Сибири. Зени Шеміс (Евгения Чантарицька) – 90 лет, три года она не выходит на улицу. В 1990 году Зеня вместе с дочерью Жанной съездила на полтора месяца во Францию – ее пригласила подруга юности. Дочь Зины Шеміс Жанна Летка говорит:

«Мать просила передать всем, что до сих пор очень жалеет, что вернулась в СССР. Это была самая большая ошибка ее родителей».

Валерий Калиновский признается, что долго не мог решиться написать о дяде дипломата Валерия Садоха Николя Лисовского, который умер в 1973 году, когда ему было 50. Не сохранилось никаких документов, только снимки и память дочерей – Инессы и Нелли.



После переезда из Франции Николя Лисовский был под колпаком спецслужб. В 1964 году в дом Лисовских приехали какие-то люди и забрали Николя. Около месяца он отсутствовал и не подавал о себе никаких вестей.

«Семья уже не надеялась увидеть его живым, но отец вернулся. Те же суровые люди привезли его ночью. Выяснилось, что его забросили на месяц работать переводчиком с французского языка в Алжир, который тогда выходил из статуса французской колонии. Отец ничего не рассказывал про свою секретную миссию в Алжире – давал подписку о неразглашении, сказал только, что однажды в Алжире его сбросили с парашютом», – вспоминает дочь Николя Инесса.

В жизни Николя Лисовского были и драматические, и счастливые моменты. Были и забавные. Однажды он с братом Константином по французской привычке наловили на озере с полведра лягушек, чтобы приготовить и угостить деликатесом своих белорусских родственников. Дочь Инесса вспоминает, как, шокируя местных жителей, они их ловили сачками вместе с преподавателем інситутуту иностранных языков, который приехал в гости.

«Отец рассказывал, как во Франции держал на руках маленькую Эдит Пиаф. Всю жизнь слушал ее диски, особенно трогательную песню «Жизнь в розовом цвете». Сестра привезла землю из Франции, и мы рассыпали ее по могиле отца», – говорит дочь. SoundCloud Как сын выполнил волю отца – вернулся во Францию через 47 лет



Весной 1958 году Павел Шилянок оформил на шахте во Франции отпуск на месяц, и семья с маленьким сыном Полем отправилась в Беларуси. Сели на поезд и прибыли на первую советскую станцию Чоп в Западной Украине. Там их забрали спецслужбы, и закончилось их французское жизни. В 2005 году Поль переехал во Францию. Ему было уже 50, а из Франции он поехал в 3 года. В начале было очень непросто, но в конце концов все устроился.

«Батькивщина приняла нормально, трудности были, но я их не очень помню. Теперь все хорошо. Прочитал каждую историю из книги – все они очень трогательные. Ну, а ехать или не ехать сюда, дело каждого, – сказал Поль Шилянок на западе по телефонной связи из Парижа. – Лично я выполнил волю отца. Когда он умирал, сказал мне: «Ты француз. И ты должен вернуться туда».

Tags: АЛЕКСАНДР, БЕЛАРУСЬ, БРАТ, ВАЛЕРИЯ, ГОД, ДОЧЬ, ЖИЗНЬ, ИСТОРИЯ, КНИГА, МАТЬ, МИНСК, ОТЕЦ, РЕБЕНОК, РОДИТЕЛЬ, СЕМЬЯ, СССР, СТАЛИН, ФРАНЦИЯ, ЧЕЛОВЕК
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments