Category: архитектура

Category was added automatically. Read all entries about "архитектура".

Гаага • Днепр • Донбас • Донбасс • Насир

Историк о период Украины-Руси: «Киев на много веков опережал тогдашнюю Западную Европу»

Историк о период Украины-Руси: «Киев на много веков опережал тогдашнюю Западную Европу»


Улицы, вымощенные деревом, с естественной канализацией, вдоль которых расположены аккуратные двухэтажные сооружения, очевидно, также деревянные. Звучат колокола церквей, сверкают на солнце золотые маковки храмов. Это княжеский город Киев, столица одной из самых мощных государств Европы. Как выглядел город в тот «золотой век» (10-11 века), рассказывает кандидат исторических наук, старший научный сотрудник Института украинской археографии и источниковедения имени Михаила Грушевского НАН Украины, ведущий научный сотрудник Национального заповедника «София Киевская» Дмитрий Гордиенко.

– Собственно Киев состоит из 4 частей: «Град князя Владимира»; «Град Ярослава» (который на самом деле за Владимира начал перестраиваться); Град Изяслава-Святополка; Копиров конец (еврейский квартал).

Киевская аристократия проживала в Верхнем городе («княжеских кварталах»). Через плотную застройку эта часть города меньше всего исследована. Однако, однозначно, что это были двухэтажные здания, очевидно из дерева.

– А как жили ремесленники?

– Это район Подола: там действительно строили двухэтажные сооружения. При этом на горе была возможность делать первый этаж напівземлянкою, что давало возможность экономить энергоресурсы.

– Что известно о княжеские дворцы?

– Известно два каменные княжеские дворцы за фундаментами, которые археологи исследовали. Реконструкция предлагает полностью каменный дворец. Но вероятнее предположить, что второй этаж был деревянным. Причина та же: экономия энергоресурсов.

Выделяют еще двор Ярослава, но это дискуссионно. Относительно так называемого дворца княгини Ольги, то достаточных оснований для такой идентификации нет. Лично я не поддерживаю мнение, что дворец княгини Ольги расположен на взгорье Старокиевской горы.

– Известно, как выглядели киевские улицы?

– Да. В Верхнем городе, собственно Киеве, главная улица почти полностью совпадало с современной улицей Владимирской шла от Золотых ворот до княжеского замка.

Остальные улицы обусловливалась рельефом. Это существенное отличие украинских средневековых городов от западноевропейских.

Последние расстраивались по плану, украинские, в частности Киев, приспосабливались к рельефу. Поэтому улицы зумовлювались ручьями и оврагами. Таким образом происходили и кварталы.

Улицы были мощены деревом, имели естественную канализацию, правда и водоотведение и водоснабжение осуществлялось по тех же ручьях. Этим Киев на много веков опережал тогдашнюю Западную Европу. Население Киевского государства разговаривали на староукраинском языке – историк Украина-Русь XI века. Новое исследование фресок Софийского собора дало неожиданные результаты
Гаага • Днепр • Донбас • Донбасс • Насир

«Масок не носим, Иоанн и Богородица защищают». В Казанском соборе Санкт-Петербурга целуют мощи и вир

«Масок не носим, Иоанн и Богородица защищают». В Казанском соборе Санкт-Петербурга целуют мощи и вируса не боятся
Юрий Баранюк

В Казанском соборе Санкт-Петербурга в эти дни многолюдно. 10 марта туда привезли, как утверждают, частицу мощей Иоанна Крестителя. Верующие выстроились в очередь, чтобы приложиться к святыне. Об эпидемии коронавирус, советы Всемирной организации здравоохранения и отечественных эпидемиологов, кажется, никто и не думает. Наиболее верующие обеспокоены тем, когда мощи отвезут обратно в Израиль.



В храме в эти дни все усиленно протирают. Кроме ковчега с мощами Иоанна Крестителя, в Казанском соборе много святынь для поклонения. А еще причащают людей с одной ложки, просфору запивают из общей посудины.

Большинство верующих говорят, что опасности никакой не чувствуют и коронавирус не боятся: – Не боюсь! Потому что Матерь Божия со мной. – Который коронавирус? О чем вы говорите? Посмотрите – все пусто, никаких китайцев, очень все замечательно. Масок мы не носим, поэтому нас Иоанн защищает, Богородица. – Это все божественно, это прекрасно, что я сюда попала. Я благодарю Бога. Рада, что так много молодежи. Я просто вышла в таком состоянии, что жить хочется! Православная церковь Украины призывает дезинфицировать и не целовать святыни через коронавирус



Большинство посетителей храма – люди старшего возраста. Как раз они находятся в группе риска. Смертность от коронавирус среди пациентов старше восьмидесяти лет – выше 14%.

Как вести себя верующим, чтобы не заразиться коронавирусом, в Священном синоде решили еще 11 марта. Людям предложили самостоятельно оценить собственное здоровье и, если есть тревожные симптомы, задуматься, чем это грозит другим прихожанам. Тем же, кто решит прийти в храм, следует учитывать эпидемиологическую обстановку в мире. Коронавирус и церковь: традиционалисты защищают священную ложечку



«В храмах проводится регулярная влажная уборка, киоты икон и святынь, включая ковчегами с мощами, протираются регулярно специальными антисептическими растворами. В то же время людей, которые приходят в храм, также информируют священнослужители о том, что нет никакой обязательности, никто не заставляет никого прикладываться губами, чтобы почтить святыню», – отметила руководитель сектора коммуникаций информационного отдела Санкт-Петербургской епархии Наталья Родоманова.

Вскоре в Петербургской епархии обещают написать дополнительные правила. Информацию опубликуют на сайте метрополии.





В России, по официальным данным на 18 марта, заболели на коронавирус 147 человек, вылечившихся 8.
Гаага • Днепр • Донбас • Донбасс • Насир

Население Киевского государства разговаривали на староукраинском языке – историк

Население Киевского государства разговаривали на староукраинском языке – историк


В Киевском государстве, в Украине-Руси, кроме письменного церковнославянского языка, существовала устная речь, приближенная к современной украинского языка. К тому же, уже тогда использовали украинскую «построение» слов, и князь Владимир никогда не был «князєм Владимиром». Об особенностях украинского языка княжеских времен Радио Свобода рассказал доктор исторических наук, заместитель генерального директора Национального заповедника «София Киевская» Вячеслав Корниенко, который исследует граффити (надписи) Софийского собора в Киеве.

– Этот язык мы называем староукраинским. В частности, наш филолог Виктор Моисеенко, исследователь Реймского Евангелия, обнаружил: автор Евангелия переписал имеющийся текст, воссоздав особенности церковнославянского языка украинской редакции. Некоторые отрывки он писал так, как слышал, – некоторые исправлял, если видел, что неправильную букву написал, исправляя ее согласно канону церковнославянского языка.

Отмечу, что в языковых особенностях Реймского Евангелия – ближайшие аналогии с древнейшими граффити Софийского собора в Киеве

– А насчет надписей (граффити) в Софийском соборе? Есть упоминания о князя Владимира – он никогда не был «князєм Владимиром»

– Немалое количество украинизмов фиксируется в XI-XII веке: мы проводили подготовку к печати надписей на хорах Софийского собора и, например, там есть надпись XII века «стыдно быть», также есть упоминания о князе Владимире – и, кстати, на наших граффити он никогда не был «князєм Владимиром». А уголовные дела и торговые споры рассматривали на суде, а не «на судє».

В надписи о похоронах князя Ярослава написано: «В 6562-е (1054) месяца февраля 20-го успение царя нашего в воскресенье в неделю мученика Феодора». То есть, успения, а не «успение».

– Какой вывод можно сделать? В среде населения Киевского государства разговорным языком была та, которую можно назвать староукраинским, как ее филологи называют

– На основании совокупности результатов исследований и изучения письменных памятников мы можем уверенно сказать: в среде населения Киевского государства разговорным языком была та, которую можно назвать староукраинским, как ее филологи называют.

Вообще, на сегодняшний день на стенах Софийского собора мы зафиксировали более 7 тысяч граффити, выполненных на следующих языках: церковнославянском украинской редакции, причем как в кириллице, так и на глаголице, греческом, латинском, польском, армянском, немецком, чешском и английском.

– Русский язык является сочной, среди прочего, имеет немало бранных слов. Как вы думаете, украинцы тогда ругались? Церковнославянский язык постепенно втягивала в себя элементы разговорной речи, и в XIV века розчинилась в разговорном украинском языке

– Конечно, люди такую специфическую лексику знали. Мы на стенах Софийского храма некоторые ругательные надписи находим, некоторые из них очень близки к современной нецензурной брани. Тем не менее, надписей немного – думаю, люди понимали, что находятся в храме и то не место «выявлять отношения».

– Вернемся к церковнославянского языка, почему она была такой популярной?

– Церковнославянский письменный язык был универсальной, ее понимали славянские народы: речь сформировалась на основе моравской и болгарского языков. Церковнославянский язык постепенно втягивала в себя элементы разговорной речи, и в XIV века розчинилась в разговорном украинском языке.

СПРАВКА:

Реймское Евангелие – его кириллическая часть является памятником украинского языка XI – XII веков. Написана, вероятно, в киевском скриптории при Софийском соборе. Второй отрывок, написанный на глаголице в XIV веке, происходит из Хорватии. Сейчас Реймское Евангелие хранится в библиотеке Реймса. Королева Анна и Реймское Евангелие объединяют Украину с миром Княжа Украина-Русь в граффити Софийского собора. Киевляне писали и о личной жизни
Гаага • Днепр • Донбас • Донбасс • Насир

Одесса: наследие в руинах. Эффективно спасает город исторические здания? («СХЕМЫ» №248)

Одесса: наследие в руинах. Эффективно спасает город исторические здания? («СХЕМЫ» №248)


Одесса – один из ключевых туристических центров страны, ее значительный туристический и культурный центр. А ее архитектура – одна из главных приманок для туристов. Здесь соседствуют здания разных эпох, многие из которых сохранили свой вид до сегодня. Всего в Одессе насчитывается более тысячи памятников архитектуры. И с каждым годом все больше из них разрушаются и обваливаются на глазах. Часть из них теперь – в запущенном, даже опасном состоянии. Кто в этом виноват и насколько эффективно городская власть использует средства на реставрацию – исследовали участники проекта «Схемы в регионах». Над материалом также работали участники проекта «Схемы в регионах»: Анастасия Комендантова, Кирилл Овсяний, Елена Мудрая и Павел Лисниченко. «Схемы в регионах» – совместный проект программы «Схемы» и Института развития региональной прессы. В течение полугода группа из четырех региональных журналистов посетит четыре региона Украины – Сумской, Одесскую, кировоградскую область и Закарпатье – в которых подготовит и выдаст в эфир четыре региональные расследования.

Гаага • Днепр • Донбас • Донбасс • Насир

Одесса: наследие в руинах. Эффективно спасает город исторические здания? (расследование)

 Одесса: наследие в руинах. Эффективно спасает город исторические здания? (расследование)
Максим Савчук, Алена Щербакова, Кирилл Овсяний, Елена Мудрая, Павел Лесниченко

Одесса – это не просто один из крупнейших украинских морских портов и третье по численности населения город страны. Это, прежде всего, значительный туристический и культурный центр. Однако с каждым годом Одесса все больше «теряет свое лицо». Оно в буквальном смысле разрушается и обваливается на глазах. Речь идет о тамошние памятники архитектуры, которых в городе насчитывается более тысячи. Кто в этом виноват и насколько эффективно используются средства на реставрацию – исследовали участники проекта «Схемы в регионах».

Третий материал из цикла – из Одессы.



Одесса пережила несколько исторических, а вместе с ними – архитектурных этапов, отмечались различными стилями в строительстве.

Много зданий из разных эпох сохранились до сегодня: в городе насчитывается аж 1016 памятников архитектуры, из них – 8 национального и 1008 местного значения.

Одновременно в Одессе продолжается разрушение этих памятников.

Местные жители жаловались участникам проекта «Схемы в регионах» на трещины в стенах, дырявые крыши и выкрашивания лепнины в исторических домах. И это не говоря о таком явлении, как «балконопад».

Последнее нередко можно услышать и в выпусках новостей на национальных каналах: «в жилом доме номер 99 по улице Старопортофранковской обвалился балкон», «вышла на балкон полить цветы и вместе с его обломками упала с высоты третьего этажа», «кусок балкона сорвался из здания и упал прямо на автомобиль» и тому подобное – такие звучат жуткие подробности.

Поэтому журналисты проекта «Схемы в регионах» решили провести собственную инспекцию состояния памятников архитектуры в Одессе.

Несмотря на их большое количество, ограничили круг по месту расположения и владельцами. Выбрали те дома, которые, во-первых, расположены в центре города. И, во-вторых, те, значительной частью площадей которых владеет общество в лице Одесского городского совета – этот критерий важен в дальнейшей истории.

Экскурсию по улице Пушкинская для журналистки Елены Мудрой согласился провести краевед, соучредитель проекта «Архитектура Одессы» Дмитрий Шаматажи.

Там, на улицах Пушкинской и Нежинской, журналистов заинтересовали три памятника архитектуры местного значения – значительными долями которых владеет городской совет. Это дом на Нежинской и два дома на Пушкинской.

Это – дом Футрана, и, по словам Дмитрия Шаматажи, «одна из крупнейших жемчужин Пушкинской».

«Это – дом Футрана, – краевед показывает на дом под номером 54. – Он, во-первых, достаточно значимый по своим габаритам, по своим эстетическим качествам, по своим, так сказать, градостроительными качествами дом, который является одной из главных жемчужин квартала между Большой Арнаутской и улицей Базарной, вот на улице Пушкинской. Он интересен рядом деталей, которые для Одессы более практичны. Например, балконы необычных форм. Такие сложные, барочные. Значительное количество элементов, довольно нетривиальных с точки зрения эклектики конца 19-го века, и тому подобное».

Сейчас фасадная часть дома Футрана осыпается на глазах. Как балконные плиты, так и отделочные элементы, сквозь которые виднеются деревянные перекрытия.

Еще хуже состояние – в доме № 45 на Пушкинской – он стоит за две сотни метров от дома Футрана. И это – также памятник архитектуры местного значения.

«Исторические данные о нем весьма скудны. Не обнаружено даже точной даты его возведения – вероятнее всего, он полагается до конца 1850-1860 годов, когда, собственно, вот такие глубокие пышные формы ренессанса», – рассказывает о дом Дмитрий Шаматажи.

Около трех лет назад там произошла авария. О ней и вспоминает краевед, показывая на дом: «Видим, один из кронштейнов просто упал и потянул за собой часть балкона. Причем произошло это недавно».

Третья адрес, которую посетили журналист и краевед, – Нежинская, 66.

Дмитрий Шаматажи говорит о нем: «Еще один очень ценный дом, одна из трех зданий с совами в нашем городе (Одессе – ред.). В частности, сова, как и другая многочисленная лепнина на фасаде дома, прекрасно сохранилась. Причем вот эта сова в центре, под центральным фронтоном, – вообще наиболее выразительная из похожих элементов в нашем городе».

Но несмотря на это, дом проблемный и опасный – карниз огромными кусками обрушивается на тротуар.

«Карниз почти полностью со временем осыпался именно по причине, во-первых, своего очень большого выноса и, опять же, влияния силы тяжести. Снег, дожди, все это протекает, дом годами не ремонтируется. Естественно, это приводит к таких вот не самых приятных последствий и для вида дома, и для судьбы его конструкций», – объясняет Шаматажи.

Итак, три из трех избранных и проинспектированных журналистами памятников архитектуры на Пушкинской находятся в запущенном и даже опасном для одесситов состоянии.

Еще две одесские памятники архитектуры проинспектировали гид-краевед Анна Куприй вместе с журналистом Кириллом Овсяным: дома на Ришельевской, 55 и Канатной, 28.

В этих объектах частью площади так же владеет Одесский городской совет.

Особенности дома на Канатной краевед описывает так: «Здесь, во-первых, присутствует такой архитектурный стиль, как ориентализм – не совсем присущ одесским домам. Во-вторых, это очень красивый дом. В-третьих, это дом, построенный в конце 19-го века, и на сегодня он еще не выведен из перечня памятников архитектуры. Это важно, потому что у нас некоторые дома оказываются такими, что были в перечне памятников, но потом оказалось, что они уже не там», – отмечает она.

Внешний вид этого буди��ку и состояние фасада – уже привычный: с трещинами и потерянными отдельными элементами отделки.

Кроме того, Анна Куприй обращает внимание, что похожая история случилась с большинством тамошних исторических зданий.

«У нас в Одессе две трети наследия сохранилось с этого периода – вторая половина 19-го века. И поэтому он требует лишь качественной реставрации. И это нужно сделать», – отмечает она.

Такую же ситуацию журналисты наблюдали и со зданием на Ришельевской, 55.

«Вот смотрите, – показывает специалист, – у нас под крышами домов очень часто такая картина: обваливается этот слой декора, а просто под ним у нас то, что называют «дранка».

В таких домах-памятниках архитектуры десятилетиями живут одесситы. И жить в них проблемно не только из-за того, что в любой момент может обвалиться балкон или отпасть часть отделки, но и через внутреннее состояние домов.

Журналистка Алена Щербакова пообщалась с жителями домов-памятников архитектуры местного значения на Ришельевской, 67 и Екатерининской, 18. Пункт № 6: дом на Ришельевской, 67

Улица Ришельевская протянулась прямо от самого сердца Одессы – Оперного театра.

Это – путь до жд вокзала, а посреди него – один из доходных домов, построенный в конце 19-го столетия.

На фигурной лепнине кое-где не хватает кусков, а из-под крыши отвалились куски стен, обнажив внутренние слои здания. С первого взгляда заметно, что ремонтных работ здание не видела довольно давно.

Местная жительница рассказывает журналистам: «Здесь никто ничего не делал. 36 лет назад какой-то ремонт делался – и все. Больше ничего. Я здесь ничего не изменю, у нас тут надо решать вопрос, а мы никому не нужны. Мы все делаем сами. Я здесь 40 лет живу и убираю, и мою, и все остальные здесь – вплоть до окон. Поэтому ждать ни от кого, мы ожидаем только от своих детей». Пункт № 7: дом Распопова на Екатерининской, 18

Доходный дом Распопова на Екатерининской, 18 имеет форму двойного колодца, проход во двор – через две арки, по второй прячется некогда уютный двор.

Судьбой дома никто не занимается, рассказывает местная жительница, которая представляется Анжелой.

Она живет здесь уже два десятка лет: «Все какие-то ремонтные работы, которые нужны, необходимо проводить собственными средствами. Никакие коммунальные службы ничего не выделяют. Все. Хотя деньги мы платим за коммунальные услуги. Куда они идут – неясно».

Фасад и лепнина, некогда опрятные балконы – отныне проблемные места исторического сооружения. Обломки бетона время от времени падают сверху.

«Сыплются карнизы всюду, вот видно. Видите, отваливается все, – показывает госпожа Анжела на дом. – Насколько я знаю, обращались к коммунальным службам: вон, видите, отвален балкон? То же самое, ходили в ЖЭК, у соседа на 3-м этаже нет лишних средств, чтобы его сделать. Он неоднократно обращался, но ему никто в этом вопросе помочь не может».

Не лучшая ситуация внутри дома на Нежинской, 66 – о котором упоминали ранее. Хотя ремонт здесь, говорят, делали относительно недавно – крыша снова протекает.

«Фактически жители третьего этажа меняли каждый над собой. Частично там поменяли, частично – там. При этом снова были течи во время последних дождей», – показывает последствия жительница дома Оксана.

Таким образом, беглый анализ журналистами состояния памятников архитектуры в центре Одессы показал старинные здания находятся не в лучшем состоянии. Фасады разрушаются и осыпаются прямо под ноги, а жители жалуются еще и на внутреннее состояние зданий.

Можно предположить, что жители могли бы заставлять Жэки ремонтировать дома или другие организации, которые их содержат. Или же собственными силами спасать дома, в которых проживают или ведут бизнес. Кое-кто добавит: в местных бюджетах может просто не быть денег на все эти реставрации и реконструкции.

И журналисты, во-первых, не зря от начала отобрали те объекты, которые частично находятся в собственности городского совета. Во-вторых, оказывается, деньги в бюджете Одессы на реставрацию есть.

Вопрос в том, справедливо и эффективно их используют. Особенно учитывая историю реконструкции дома Руссова. Ремонт дома Руссова: за чей счет?

Обрушена кровля и обгоревший во время пяти пожаров фасад.

Такой вид еще до недавнего времени был дом миллионера и мецената времен Российской империи Александра Руссова. Это здание пережило гражданскую и Вторую мировую войны.

В советские времена в ней были коммунальные квартиры, а за украинской независимости была признана аварийной и десятилетиями требовала ремонта. Поэтому прошлогоднее объявление городских властей о том, что реконструкция дома, которая со значительными перерывами проводилась еще с конца 2016 года, подходит к завершению, стало праздником для горожан.

На работы потратили более 100 миллионов гривен из городского бюджета – то есть из налогов самих одесситов.

Действующий мэр Одессы Геннадий Труханов так комментировал это событие: «Я думаю, что радость от этой новости... будут радоваться все одесситы, рассеяны по миру».

С одной стороны, желание мэрии реконструировать свой счет один из самых известных домов Одессы выглядит благородно. С другой стороны, мэрии предстоит в доме площадь всего в 13 квадратных метров. А львиная доля – юридическим лицам, связанным с одним влиятельным одесским бизнесменом. И реконструкция за счет одесситов может показаться неплохим подарком последнем.

Согласно данных реестра вещных прав, 13 квадратных метров в этом доме принадлежит Одесскому городскому совету, 216 квадратов – фирме «Мечта-ОС», 98 – физическому лицу Бляхеру, есть доля у физического лица Зуевой. Помещения площадями 450 и 98 квадратних метров принадлежат ООО «Петрекс плюс», 882 квадраты – ООО «Мечта», 48 квадратов – ООО «Реставратор-1946», еще 450 – Евгению Побережнюку. Все эти юридические и физические лица связанные с одесским бизнесменом Русланом Тарпаном, основателем строительно-инвестиционной группы компаний «Инкор».

А закон Украины «Об охране культурного наследия» возлагает обязанности по содержанию памятника в надлежащем состоянии и защищать от повреждений именно собственников, уполномоченный им орган или пользователя. 27 статья этого же закона предусматривает, что когда памятнику угрожает опасность повреждения, разрушения или уничтожения, собственник обязан привести его в надлежащее состояние.

«Если они переданы в частную собственность, соответственно, обязанность возлагается на собственника в отношении сохранения этого памятника, проведения соответствующего ремонта, реставрации и т. п., – объясняет правовые тонкости процедуры юрист Татьяна Чернышенко. – Все эти действия он должен проводить исключительно за разрешением».

Но принимали участие в реставрации дома Руссова фирмы, связанные с Русланом Тарпаном? Оказалось, что нет: на реконструкцию были использованы только средства городского бюджета.

Почему не были использованы в реконструкции средства других сособственников здания? Об этом журналисты спросили у мэра Одессы Геннадия Труханова. Тот говорит: с Тарпаном договориться не удалось.

«Вот он как, не знаю в какой роли, говорит: вот у меня есть проект, как спасти дом Руссова. Я говорю – показывайте. Он мне показал проект, который предусматривал надстройку над верхним этажом, еще там какого-то большого целого комплекса в виде новостройки. Довольно интересно с точки зрения новейшей архитектуры, но которое полностью меняет вид дома Руссова, его архитектурную привлекательность. Я сказал, что никогда в жизни мы тебе не позволим это сделать», – рассказал Труханов журналистам.

А о возможности через суд повлиять на владельцев помещений – мэрия только сейчас над этим размышляет.

И кроме того, что фирмы Руслана Тарпана получили восстановлены за счет города квадратные метры в доме Руссова, журналисты обнаружили, что и управлять домом будут собственники помещений, а не мэрия – согласно реестру судебных дел.

В 2017 году по инициативе совладельцев помещений-квартир в доме Русова создали ОСМД «Реставратор 21», которое, согласно действующего законодательства, имеет право взять на себя функции управления домом Руссова. Руководителем ОСМД стал человек, близкий к Тарпана, – Евгений Побережнюк. Не имея реального влияния на деятельность вновь созданного ОСМД, рада пыталась в суде признать недействительным сам факт создания объединения. В итоге суд решил отменить его регистрацию. Но в октябре 2018 года Большая палата Верховного суда отказала горсовету в удовлетворении иска и таким образом легитимизировала ОСМД. Хотя Труханов почему-то убежден, что создание ОСМД мэрия отменила.

Сейчас Руслан Тарпан, согласно данным базы МВД, находится в розыске.

«Схемы в регионах» связались с его пресс-службой и направили информационный запрос. На момент публикации журналистам так и не ответили.

Так, Одесса – уникальный город в Украине. С богатой историей и большим количеством архитектурных памятников, которые, впрочем, надо спасать уже сейчас.

Сам факт реконструкции многострадального дома Руссова – безусловно, хороший пример того, что объекты, которые пережили пожары и десятилетия разрушения, можно спасать. Но это не самый лучший пример эффективного использования городских средств для такого спасения – когда частному владельцу бесплатно восстанавливают стены и перекрытия за счет одесситов.

Гаага • Днепр • Донбас • Донбасс • Насир

Паспортный контроль в мечети: активисты пикетировали ДМС – фото

Паспортный контроль в мечети: активисты пикетировали ДМС – фото


Несколько десятков человек, представители мусульманского сообщества, активисты, пикетировали офис Государственной миграционной службы в связи с паспортным контролем посетителей мечети в Киеве.

На прошлой неделе ДМС и Национальная полиция возле мечети Исламского культурного центра Киева на улице Дегтяревской устроили массовую проверку документов мусульман, которые направлялись на богослужение. 25 человек без документов доставили в отделение Миграционной службы.
Гаага • Днепр • Донбас • Донбасс • Насир

Муфтий Исмагилов сообщил об облаве на мечеть в Киеве, полиция заявляет о миграционную проверку

Муфтий Исмагилов сообщил об облаве на мечеть в Киеве, полиция заявляет о миграционную проверку


Муфтий Духовного управления мусульман Украины «Умма» шейх Саид Исмагилов сообщил о «облаву» на мечеть в Киеве.

«Раньше я критиковал российскую власть за то, что они устраивают облавы возле мечетей, а сегодня то же самое произошло в Киеве! Сегодня пятница – особый молитвенный день для мусульман, когда верующие обязаны прийти в мечеть и молиться. До начала молитвы, где-то около двенадцати часов, в мечети Исламского культурного центра Киева приехало два автобуса с сотрудниками Государственной миграционной полиции, в сопровождении Национальной полиции, где около сорока экипированных человек, некоторые были в масках и устроили массовую проверку документов мусульман, направлявшихся в мечеть», – написал Исмагилов.

По его словам, правоохранители задержали 25 человек, у которых не было документов с собой.

Полиция Киева заявила, что вместе с сотрудниками миграционной службы обнаружили 15 иностранных граждан, которые не имели документов, подтверждающих их законное пребывание на территории Украины. Среди них – граждане России, Марокко, Азербайджана, Туниса, Йемена, Египта, Казахстана, Сирии, Узбекистана и Ливии.

На них составлены протоколы по статье 203 Кодекса Украины об административных правонарушениях (нарушение иностранцами и лицами без гражданства правил пребывания в Украине и транзитного проезда через территорию Украины).

Решение о дальнейшем пребывания этих граждан на территории Украины будет принимать Государственная миграционная служба.

Гаага • Днепр • Донбас • Донбасс • Насир

Парк вокруг векового склепа и дворец культуры царских времен. В Славянске хотят возродить историческ

Парк вокруг векового склепа и дворец культуры царских времен. В Славянске хотят возродить исторические памятники


Восстановить памятники архитектуры начала ХХ века планируют в Славянске. Местные активисты и власти добились включения местного заброшенного дворца культуры, здания акционерного общества Дзевульского и Лянге и фамильного склепа-часовни семьи Залесских в государственный реестр памятников.

Вот здания часовни на старом кладбище Славянска осталось немного. Однако лепнина на стенах еще сохранилась. Сберечь строение стараются местные активисты из организации «Плацдарм». При расчистке подвалов молодые люди обнаружили семейный склеп. Есть предположения, что здесь покоятся останки семьи крупного предпринимателя Залесского. Руководитель организации Алексей Юков утверждает, что подобных памятников архитектуры в области нет, поэтому его важно сохранить.

Это наследие для всей Донецкой области Алексей Юков

«То, что мы сейчас пытаемся сберечь, это наше наследие. Это наследие не просто одного города. Это наследие для всей Донецкой области. В Донецкой области нет ни одного такого памятника, как вот эта усыпальница. Подобный памятник был только в Харькове, но он, к сожалению, не сохранился. Поэтому это все, что у нас осталось, и мы должны это беречь, пускай даже оно в таком аварийном состоянии», – говорит Алексей Юков.

Здание фабрики братьев Юзефа и Владислава Лянге и Яна Дзевульского тоже ждет реконструкции. Польские предприниматели попросили здесь производство кирпича и плитки еще в конце позапрошлого века. Сегодня дом из красного кирпича с характерной кладкой выделяется на фоне современных построек, хотя и стоит без крыши и окон.



Оба объекта необходимо реставрировать, чтобы сохранить для потомков, считают в горсовете. На месте старого кладбища хотят создать парк «Память поколений», а на реконструкцию фабрики польских предпринимателей хотят привлечь гранты из-за границы. Планируем привлечь доноров из Польши, ведь фабрика Дзевульского и Лянге – наше совместное наследие Вадим Лях

«В принципе есть проект создания там парка. В этом направлении работаем. И уже выделены деньги на детальный план. То есть, бюджет уже вкладывает средства для того, чтобы можно было взять на баланс территорию и строение в качестве бесхозного и иметь возможность выделять деньги из бюджета – и по этому пути идем. Параллельно планируем привлечь доноров из Польши, ведь фабрика Дзевульского и Лянге – наше совместное наследие. Работаем с польской громадой, привлекаем интерес к этому объекту польской стороны», – рассказывает славянский городской голова Вадим Лях.

Несколько лет городские власти хотят выкупить у частного предприятия здание бывшего дворца культуры. Его построили в начале прошлого века в стиле украинского модерна для дома народных собраний – аналог современных ДК. Сейчас большое уникальное здание в центре города пустует, штукатурка осыпается, но собственник не спешит его ремонтировать.



Возможно, придание этому строению статус памятника истории и архитектуры что-то изменит, и уникальное историческое здание еще послужит на благо жителей города, надеется доцент Донбасской национальной академии строительства и архитектуры Алексей Губанов.

«Никому не нужны эти здания в качестве музейных экспонатов. Нужны здания, которые реставрируются и, имея богатую историю, используются современниками. Эти объекты надо суметь приспособить к современной жизни. То есть, во всех этих строениях будет смысл в том случае, если смогут сосуществовать с современными реалиями жизни. А восстановить их с технической стороны вполне возможно», – считает архитектор.



Впрочем, путь от внесения сдан в госреестр памятников истории и архитектуры до их восстановления нелегок. Все зависит от желания их восстанавливать и средств на это, говорят архитекторы. Отремонтировать все три строения и приспособить их под требования современности возможно. Но сколько это будет стоить огорода, не считал еще никто.

ПОСЛЕДНИЙ ВЫПУСК РАДИО ДОНБАСС.РЕАЛИИ:



Гаага • Днепр • Донбас • Донбасс • Насир

Преследования за религиозные убеждения невозможно компенсировать строительством мечети ‒ активисты

 Преследования за религиозные убеждения невозможно компенсировать строительством мечети ‒ активисты


Пророссийский телеканал «Миллет», созданный российской властью для крымскотатарской аудитории, подводя итоги 2019 года, сообщил, что за прошлый год для мусульман Крыма власти аннексированного полуострова сделала много полезного.

«2 новые мечети, 3 минареты, почти 40 участков земли под строительство религиозных сооружений, 800 счастливых паломников, которые отправились в духовное путешествие Хадж, и, конечно, завершающий этап возведения наиболее долгожданной мечети ‒ Джума-джами. И это только за 12 месяцев», ‒ сообщает телеканал «Миллет».

Член Меджлиса крымскотатарского народа, руководитель Крымскотатарского ресурсного центра Эскендер Бариев считает, что российская власть в Крыму превратила строительство соборной мечети в Симферополе на политический проект. Я верю, что соборная мечеть будет достроена, возможно, уже в 2020 году. Но это не гуманитарный и социокультурный проект, а имиджевый и политический проект Путина, ‒ как Керченский мост Эскендер Бариев

«Действительно, на территории временно оккупированного Крыма ведется активное строительство соборной мечети. И я верю, что соборная мечеть будет достроена, возможно, уже в 2020 году. Но это не гуманитарный и социокультурный проект, а имиджевый и политический проект Путина, ‒ как Керченский мост, автомагистраль «Таврида» и аэропорт», ‒ считает эксперт.

Бариев обратил внимание, что в прошлом году в Крыму было беспрецедентное количество арестов мусульман.

«Мы являемся свидетелями того, что крымских татар преследуют по религиозному признаку, обвиняют в терроризме, «суды» выносят приговоры с максимальными сроками. И все это делается относительно мусульман, которые никогда в жизни не делали терактов. Доказательством моих слов является 66 политических узников по так называемому делу «Хизб ут-Тахрир». Только за 2019 год было 35 новых арестов, чего не было в украинские времена. Кстати, про украинские времена: хочу напомнить, что еще до оккупации Крыма все-таки был решен вопрос с отводом земли для строительства мечети ‒ ред.), разработан проект, согласно которому ведется строительство, и планировалось вести строительство при поддержке Турции», ‒ отметил эксперт.

По словам члена Меджлиса, крымские мечети находятся под наблюдением ФСБ России, ищет в них «новые жертвы» репрессий.

«Исходя из интервью, сейчас в Крыму около 400 мечетей, которые были построены или реставрированы еще в «украинские» времена, в том числе за финансирование из госбюджета Украины. Айдер Исмаилов в своем интервью говорил, что необходимо достичь дореволюционного уровня (до большевистской революции в России 1917 года ‒ ред.), то есть довести количество мечетей до 500. Это благое намерение, но такими темпами, как в 2019 году (2 мечети за год), понадобится минимум 50 лет... Что же, строительство мечети ‒ дело хорошее, главное, чтобы мечеть не стала пастбищем для ФСБ, которая будет находить там новые жертвы для Кремля. Раз нам не дали построить мечеть в свободном Крыму, пусть Всевышний поможет приблизить то время, когда Крым будет деокупований, и тогда мусульмане смогут свободно совершать в мечети намазы, а представители других вероисповеданий мирно жить со своими земляками», ‒ сказал Крым.Реалии эксперт.

Крымскотатарский активист Исмаил Рамазанов отмечает, что телеканал «Миллет» создан для крымских татар, но «своим» для крымскотатарского народа он не стал за пророссийскую пропагандистскую направленность. На фоне судебных разбирательств против страны-агрессора Россия ищет аргументы для мирового сообщества, ‒ в частности, такие, как строительство соборной мечети Исмаил Рамазанов

«Не считаю этот канал своим национальным, ведь он имеет пропагандистский характер и выдерживает тон, который задает оккупационная власть. Меня удивило, что они вспоминают депортацию, потому что оккупационная власть запрещает даже траурные молебны, посвященные тем скорбным событиям. В Крыму идет полная милитаризация полуострова, а мечети строятся, чтобы «замылить глаза европейским лидерам и демократическим странам, которые ввели санкции против России. На фоне судебных разбирательств против страны-агрессора Россия ищет аргументы для мирового сообщества, ‒ в частности, такие, как строительство соборной мечети», ‒ рассказал Крым.Реалии активист.

По мнению активиста, никакие «пряники» от российской власти не заставят крымскотатарский народ прекратить мирное сопротивление в Крыму.

«Ни российская власть, ни россияне, которые поддерживают режим, не понимают, что пряник после кнута для нашего народа не пройдет. Мы помним похищения, сотни арестов, это перекрывает все так называемые «плюсы». Что касается строительства соборной мечети ‒ те люди, которые сейчас на высоких должностях в оккупационной власти в Крыму, ранее препятствовали строительству этой мечети, в этом весь цинизм того, что происходит. Мы прекрасно знаем, кем были и кем являются сейчас Константинов (спикер российского парламента Крыма Владимир Константинов ‒ ред.), Аксенов (глава российской власти Крыма Сергей Аксенов ‒ ред.), и что все, что они делают, делается только в угоду Кремлю. Я глубоко убежден, что тот вред, который они нанесли Крыма, крымско-татарскому народу, никакими религиозными сооружениями и другими «пряниками» не потушить. А коллаборационистам из числа моего народа еще предстоит дать ответ, почему они стали прислуживать оккупантам, а не остались с народом, который в своем большинстве продолжает мирное сопротивление», ‒ считает активист.

По словам крымскотатарского активиста Ризы Асанова, российская власть сделала все, чтобы ислам перестал быть свободной религией в Крыму.

«Нельзя отрицать то, что сделано: действительно, строят соборную мечеть в Симферополе. Но, как всегда, существует велике «но». На мой взгляд, муфтий Эмирали Аблаев сделал очень много, чтобы сделать ислам в Крыму ручной религией для Путина. Комфорт и личное благосостояние в обмен на полную лояльность Духовного управления мусульман Крыма были согласованы еще в конце 2014 года. С тех пор были уничтожены и разрушены около 30 мечетей в Крыму. Я говорю про те мечети, которые отказались служить ДУМК, то бишь на хутбах (пятничных и праздничных проповедях ‒ ред.) восхвалять Россию. 84 политические заключенные, которые преследуются по делам «Хизб ут-Тахрир», ‒ это тоже результат позиции муфтия. Я много раз видел, как в Симферопольское СИЗО приходили православные священники, чтобы провести религиозные обряды среди заключенных, но ни разу не видел там от имама ДУМК. Когда один мой знакомый имам призвал народ быть сплоченным ‒ он потерял свое удостоверение имама. Это произошло после того, как я на моей странице в фейсбуке опубликовал его обращение. Что касается соборной мечети, то она должна строиться на народные деньги, поэтому и называется соборная, а не на деньги господина Путина. С приходом России в Крыму ислам как свободная религия практически уничтожен», ‒ рассказал Крым.Реалии активист.

Большинство крымских политзаключенных ‒ крымские татары или мусульмане другого этнического происхождения, они фигурируют в ряде уголовных дел, в частности по делам Хизб ут-Тахрир», «Таблиги Джемаат» (организации запрещены в России, но разрешены в Украине; Россия насаждает свою внутреннюю запрет и в оккупированном украинском Крыму). Правозащитники и адвокаты называют эти уголовные дела преследованиям по религиозному признаку. Фигуранты этих уголовных дел ‒ правоверные мусульмане.