Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

Гаага • Днепр • Донбас • Донбасс • Насир

Боевики против детей в оккупации: неделя на Донбассе

Боевики против детей в оккупации: неделя на Донбассе


Очень кратко – все важное в регионе за неделю от команды Радио Донбасс.Реалии.

В оккупированных Донецке и Луганске прошли перенесенные через коронавирус парады ко Дню победы. Стилистика – идентична всем привычным пропагандистским мероприятиям в ОРДЛО: несколько раз дончанам и луганчанам с трибуны повторили тезис о «неонацизм, что поднимает голову в Киеве». Здесь мы рассказываем, что отличало сегодняшний сценарий из предыдущих – например, в этом году к параду особенно активно задействовали детей.

Боевики подконтрольного России группировки «ЛНР» грозятся не пустить домой абитуриентов из оккупации, которые едут на внешнее независимое оценивание. «Они предупредили, что не пустят в Луганск, когда мой сын будет возвращаться после сдачи ВНО из-за того, что у него в ID-карте нет луганской прописки», – рассказала жительница Луганска. «Я спросила – вы мешаете таким образом поступления в универ? Они ответили – да. Вступайте здесь».

А сорок человек, которые застряли между блокпостами на пункте пропуска Новотроицкое, наконец, пообещали отправить на обсервацию в заведения. Напомним, всю неделю мы отслеживали судьбу людей, которые вышли с оккупированной территории Донетчины, но не прошли на подконтрольную: у них просто не было смартфонов, чтобы установить обязательное приложение «Действий дома» для контроля самоизоляции. Даже еду им возили волонтеры.

Родные аж через два месяца узнали, где содержат похищенного в Донецке двадцатилетнего Богдана Максименко. В квартиру, где он жил, в апреле ворвались боевики, изъяли технику и забрали парня. Почему он остался в оккупации? И почему именно в 2020-м за ним пришли? О Богдане рассказываем здесь.

25 июня оккупационные адміністрацїі, подконтрольные России, запустили специальные автобусы с ОРДЛО в нескольких российских городов, где жители оккупированной части Донбасса с российскими паспортами могут проголосовать за поправки к Конституции России. Кто уехал первым?

В субботу произошло покушение на женщину, освобожденную из плена во время обмена в 2017 году. Валентина Бучок сорвала растяжку прямо у себя во дворе, в селе Іванопілля под Костянтинівкою. Такую взрывчатку она уже видела на собственном дворе осенью. Как это произошло, кого она подозревает и как себя чувствует? Валентина рассказала нашему корреспонденту в больнице.

Офис президента Украины объявил об инициативе внесения изменений в закон «О высшем образовании». В случае одобрения этих изменений дети с оккупированных территорий смогут вступить до всех украинских вузов без ЗНО. Разбираем, есть ли в президентской предложения «измена», и как было до этого?

И, наконец, мы посмотрели, как готовятся к летнему отдыху жители оккупированного Донецка – ли собираются куда-то, и как на планы повлиял карантин:

Спасибо, что остаетесь с нами.

Все эфиры Радио Донбасс.Реалии. Наш сайт. И Фейсбук.

Гаага • Днепр • Донбас • Донбасс • Насир

В Кабмине нет решение, пойдут ли дети в школу 1 сентября – в.а. министра

В Кабмине нет решение, пойдут ли дети в школу 1 сентября – в.а. министра


В Кабинете министров пока нет решения, пойдут ли дети в школу 1 сентября, сообщила исполняющая обязанности министра образования и науки Любомира Мандзий в интервью «РБК-Украина».

«Внутри Кабмина нет такого решения. Пока что адаптивный карантин продлен до 31 июля. Как будет развиваться эпидемическая ситуация, трудно судить. Бесспорно, я за то, чтобы дети вернулись в школу. Но чтобы условия обучения в школе были безопасными», – заявила Мандзий.

В то же время она уверена, что новый учебный год для учащихся школ начнется с 1 сентября, а для студентов первого курса – с 17 сентября.

Внутри марта в школах начался карантин из-за угрозы COVID-19. Учебный год ученики завершали дистанционно.



Гаага • Днепр • Донбас • Донбасс • Насир

В Донецке насаждают «русский мир» | Донбасс Реалии

В Донецке насаждают «русский мир» | Донбасс Реалии


В Донецке скандал. Символика украинской армии на игрушках в центре города. Россия завалила магазины «ДНР» оружием и машинами для детей с маркировкой российской армии. Против кого воюют донецкие дети?

Гаага • Днепр • Донбас • Донбасс • Насир

«Чтобы быть здесь – нужно дружит». Как возле передовой Донбасса живет психоневрологический интернат

 «Чтобы быть здесь – нужно дружит». Как возле передовой Донбасса живет психоневрологический интернат


«Дорогая, сестричка моя дорогая, приезжай к нам! У нас здесь все есть!» – кричит в телефонную трубку высокая женщина с короткими темными волосами. В Нижнянском областном психоневрологическом интернате 67-летняя Валентина живет последние 15 лет. Ее дом и сестра Люба остались в одном шахтерском поселке, который контролирует группировка «ЛНР». Несмотря на старые неурядицы, Валя очень переживает за сестру – часто звонит ей и рассказывает, какой вкусный сегодня был обед, что было за день, как получает на мирной части страны пенсию и как скучает по их дому. Люба говорит, что на подконтрольной боевикам территории страшно, а денег не хватает даже на самое элементарное.

Война внесла в жизнь жителей Донбасса свои неизгладимые коррективы. Больше всего от них пострадали и без того незащищенные группы населения – дети, старики, многодетные семьи и те, кто находится в хосписах, домах престарелых, психиатрических больницах и интернатах, вроде того, что в поселке Нижнее Луганской области.

Нужно дружит

155 подопечных (148 женщин и 7 мужчин) и 80 человек персонала (семеро из которых медики): Нижнянский областной психоневрологический интернат находится всего в нескольких километрах от передовой. Самые тяжелые бои здесь шли в 2015-м: тогда сотрудники и пациенты прятались в подвале жилого корпуса, переоборудованного под бомбоубежище.

Сейчас массивных обстрелов уже нет, но поселок Нижнее соседствует с Крымским, Желобком и Новотошковским – населенными пунктами, где все еще продолжаются активные боевые действия. Зато теперь они на карантине из-за пандемии: заходит в помещение нельзя по крайней мере до 22 июня.

По словам директора интерната Татьяны Осьминой, подопечные живут здесь на полном гособеспечении и попадают в учреждение согласно медицинским показаниям личному заявлению и по путевке Департамента соцзащиты населения. Наши пациенты – это люди с инвалидностью 1-3 группы. Большинство из них оказались в сложных жизненных ситуациях

«Наши пациенты, – рассказывает Восьмушка, – это люди с инвалидностью 1-3 группы. Большинство из них оказались в сложных жизненных ситуациях. Они одинокие или такие, за кем, по разным причинам, не могут присматривать родные. Одни приходят к нам в пожилом возрасте, другие – в довольно молодом. К примеру, есть подопечные, которым еще нет и 30-ти».

Татьяна Олеговна работает в интернате 25 лет. Говорит, в 1995-м потеряла работу на заводе в Лисичанске: сначала отменили развозку для сотрудников, а потом и вовсе сократили всех иногородних. Соседка Татьяны работала в интернате санитаркой и предложила ей такую же вакансию. Олеговна согласилась – надо было тянуть двоих маленьких детей, а в Нижнем тогда, как и сейчас, мягко говоря, было не особо много работы.

«В 2010-м, – продолжает Восьмушка, – я стала заместителем директора интерната, а в прошлом году возглавила его. Оглядываясь назад, хочу сказать, что ни о чем не жалею. Люди здесь, как одна семья. Большинство из них, что называется, застряли в детстве – они неподдельно переживают за тебя, могут по 100 раз в день спрашивать, как дела, и расстраиваются, когда кто-то из сотрудников несколько дней не выходит на работу, потому что заболел».

Жители поселка относятся к интернату с интересом и опаской одновременно. Многие обидно называют его «дурдомом», но это пока не увидят интернат изнутри. Побеленные стены, уютная территория с клумбами и кружки прикладного искусства – для пациентов здесь стараются обустроить максимальный комфорт. А еще Олеговна не берет на работу случайных людей – говорит, у всех сотрудников обязательно должна быть добрая душа.

«Чтобы быть здесь, – подчеркивает, – нужно дружит с нашими подопечными. Вот, приходит человек, мол, возьмите. А я беру его за руку вожу, показываю здесь все, знакомлю с нашими. Если вижу, что не приживется, реагирует как-то странно или чересчур удивляется – не беру. Нам чужаки не нужны, и без них проблем хватает. А вообще наши сотрудники – это жители Нижнего и близлежащих поселков. Увольнений почти нет – уходят только, если переезжают или идут на пенсию».

25% для себя

Сейчас в интернате есть четыре отделения: поддерживающего проживания, интенсивного медицинского ухода, социальной реабилитации и паллиативного ухода. По личному заявлению пациенты могут уехать в отпуск к родственникам. Подопечных можно навещать, а еще они самостоятельно или в сопровождении ходят, например, в магазины, парикмахерскую и в церковь. Мы прививаем им навыки, когда-то в следствие болезни: учим правильно ухаживать за собой, готовит несложные блюда, вроде яичницы, вести собственный бюджет и обращаться со стиральной машиной автомат

«Самое продвинутое наше отделение, – рассказывает Олеговна, – называется «Отделение поддерживающего проживания», где сейчас живет группа из 16-ти человек. Эти пациенты делают большие успехи, но еще не совсем самостоятельные. Мы прививаем им навыки, утерянные когда-то в следствие болезни: учим правильно ухаживать за собой, готовит несложные блюда, вроде яичницы, вести собственный бюджет и обращаться со стиральной машиной автомат».

Все жители интерната получают пенсию. Ее размер зависит от группы инвалидности и стажа работы. По закону, 75% выплаты перечисляются на счет интерната, оставшиеся 25% пациенты тратят по своему вашему усмотрению. Получается, в месяц у каждого подопечного своих приблизительно от 500 до 900 грн.

То, у кого есть родственники, часто собирают эти деньги, чтобы им помочь. Люди помладше – откладывают на планшеты, м��бильные телефоны и телевизоры с плоским экраном.

«Эти 75%, – подчеркивает Восьмушка, – тратятся на продукты питания, медикаменты, одежду, обувь, бытовую технику и т.д. В штате интерната есть не только врач-психиатр, но и врач общей практики. Все наши подопечные находятся под круглосуточным медицинским наблюдением».

Из-за войны

До войны в Луганской области было всего 22 интерната: 20 для взрослых и два – для детей. На части Луганщины, подконтрольной украинской власти, сейчас осталось 10 интернатов, и все они для категории «18+».

По словам Татьяны Осьминой, за время боевых действий их «пациент сильно помолодел». Если раньше в психоневрологический интернат в Нижнем попадали, в основном, люди в возрасте 60+, то теперь чаще поступают пациенты, которым за 40. Самой молодой нашей подопечной всего 25 лет. В этой девушки, к сожалению, бывают приступы агрессии. Но, в целом, она хорошая и отзывчивая. Самой взрослой пациентке – 95

«Самой молодой нашей подопечной, – рассказывает Олеговна, – всего 25 лет. В этой девушки, к сожалению, бывают приступы агрессии. Но, в целом, она хорошая и отзывчивая. Самой взрослой пациентке – 95. Думаю, война тоже дает свой отпечаток. Боевые действия – нагрузка для любой психики. Просто представьте, что живете в постоянно напряжении и не можете выйти на улицу, потому что в любой момент может прилететь снаряд».

Ада, Аксиния и Анисимович

«Сейчас, – продолжает Восьмушка, – у нас есть подопечные, которые находятся здесь с 1978 года, то есть, большую часть своей жизни. Но дольше всех здесь был Александр Анисимович. Он попал в интернат ребенком еще до 1948 года. Тогда, после войны, учреждение было детским. Интернат перепрофилировали, а Анисимович остался, и прожил здесь всю свою жизнь. Он был крепким мужчиной с непростым характером. Считал себя самым главным в интернате. Мы его очень уважали и старались прислушиваться, немного баловали. К сожалению, Александр Анисимович умер в 2019-м на 86-м году жизни. Он застал войну – сначала Вторую мировую, а потом и нашу на Донбассе. А вот родителей своих не знал: интернат был для него и домом, и семьей».

Теперь старожилом интерната осталась Аксиния, которую сотрудники л асково называют Ксюша. Женщина попала сюда 42 года назад – в 1978-м, когда ей был всего 41. Из прошлой жизни, по словам Олеговны, Ксюша помнит только плохое: как папа сильно пил и бил маму, и как трудно маме было самой справляться с детьми. Сейчас у 83-летней женщины остались только врожденные проблемы – например, с речью. В остальном же она полностью сама себя обслуживает: выходит в магазин, интересуется новостями и старается со всеми дружит.

ПОСЛЕДНИЙ ВЫПУСК РАДИО ДОНБАСС.РЕАЛИИ:

Гаага • Днепр • Донбас • Донбасс • Насир

Нападение с ножом в детсаду в Китае: 40 человек, преимущественно детей, ранены

Нападение с ножом в детсаду в Китае: 40 человек, преимущественно детей, ранены


40 человек были ранены в результате нападения с ножом на детский сад на юге Китая 4 июня, сообщают государственные СМИ.

Государственное телевидение CCTV сообщило, что трое человек имеют серьезные ранения, среди них – директор садика, еще один охранник и один ребенок.

Нападение произошло в регионе Гуанси.

По данным государственных СМИ, нападающим был 50-летний охранник детсада. Мотивы нападения пока неизвестны. Подозреваемого задержали, расследование продолжается.

Гаага • Днепр • Донбас • Донбасс • Насир

Дети, забудьте украинский: зачем в оккупации окончательно убирают изучение языка?

 Дети, забудьте украинский: зачем в оккупации окончательно убирают изучение языка?


На оккупированной части Луганской области группировка «ЛНР» с сентября полностью исключает украинский язык и литературу из школьной программы. Боевики оставили возможность факультатива – чтобы он был, за это должно высказаться больше, чем половина класса. Но хватит ли смелости заявит об этом?

Именно украинским детям ОРДЛО предстоит поступать в украинские университеты, не говоря уже о том, чтобы потреблять украинский медиаконтент и вообще чувствовать себя частью настоящей, а не фейковой, страны.

Решить с факультативом нужно было срочно.

«Просто проинформировали. Сказали, чтоб решили сейчас и сообщили, если ребенок пойдет на факультатив по украинскому языку», – сообщили Радио Донбасс.Реалии люди с оккупированной территории.

Требовать факультатив по украинскому языку не всем хватает смелости.

Так, ВВС цитирует бабушку двоих внуков с оккупированной территории: «Я просто не стала ничего говорит, чтобы не обозлить никого против себя. Та же учительница могла организовать проверку со стороны социальных служб: отец и мама в разводе, у них новые семьи, никаких юридических полномочий и прав на опекунство мы не имеем. Поэтому в любой спорной ситуации я молчу».

Хотя, например, телеграмм-канал «Луганский инсайд» пишет, что многие родители все же высказались за изучение.

Бабушка двух школьников Александра Игоревна (имя изменено в целях безопасности) пишет Радио Донбасс.Реалии: боится, что луганские дети вообще не будут знать родной язык.

«Это означает, что наши дети не смогут поступать на учебу «в Украину», а будут вынуждены учится в никому не признанных республиках, где почти весь профессорский состав высших учебных заведен выехал. Из наших детей хотят воспитать недоумков, которые умеют стрелять, но родной речи не будут знать. Подскажите, что сделать нам, тем, кто живет на оккупированной Луганщине, чтобы нашим детям вернуть хотя бы 3 часа языка и час литературы в неделю, как было раньше. Почему у наших детей воруют родной язык?» – написала женщина.

Подконтрольные России администрации Луганска и Донецка неоднократно заявляли, что у них, «в отличие от Украины не борются с языками, а в так называемых «конституциях» оккупированных территорий было два «государственных» – русский и украинский. С этим группировки «ЛДНР» вместе покончили в марте: украинский исключили, «привели конституцию в соответствие с реальностью», сказали там.



По факту все эти 6 лет войны в ОРДЛО истреблялся украинский – школы с украинским языком обучения переводились на основной русский, уменьшалось количество часов украинского – постепенно пришли к 1 времени в одну или две недели, старицы также одевались прилично классические произведения из программы.

Учитель украинского языка и литературы Анна Григорьевна говорит, что с одним временем языка или литературы дети не смогут выучить всю программу. А пропуск даже одного года обучения из украинской программы может сильно повлиять на результат при сдаче ВНО для поступления.



К примеру, в тестах есть задания по фонетике, которую изучают в 5-м классе. В 6-7 классах – части речи (морфология), в 8-м – синтаксис простого предложения, 9-м – синтаксис сложного предложения, 10-11 классы – это углубленное изучение всех прошлых тем, а также риторика и стилистика.

И если «язык» еще можно нагнать самостоятельно, под контролем родителей, то с украинской литературой будут серьезные проблемы, говорит учитель.

«Литература – это ведь не просто текст. Произведение надо прочитать и понятий. А почему именно так все произошло, какие исторические события повлекли к написанию этого произведения. Нам сложно было два года объяснять многие произведения, потому что в школах уже не изучается история Украины. Но ученики ее хотя бы узнавали о исторические события в контексте произведений тех же Шевченко, Франко и других классиков. А теперь что? Ни истории, ни литературы, ни языка. Есть интернет, но знаете сколько там немыслимых разборов произведений?» – говорит Анна Григорьевна.

Кроме того, факультатив по украинскому языку не будет оплачиваться учителям, а значит, в первую очередь преподаватели не заинтересованы тратить свое время, рассказывает Анна Григорьевна. Одно дело – заниматься с детьми 1-4 классов, пока они на продленке, другое – сидеть с 5-11 классами после уроков.

В личном разговоре с Радио Донбасс.Реалии родители из оккупированного Луганска объяснили, что в их школах предупредили: желающих должно быть больше, чем половина класса. Варианты – объединить несколько классов на один факультатив или чтобы родители оплачивали этот время как репетиторство – руководство школы не поддержало.

В марте такие же правила в школах ввела и группировка «ДНР». Таким образом, у школьников ОРДЛО останется три варианта – учит все самостоятельно дома, нанимать репетиторов или обращаться в украинские школы для получения образования. Тем более, что последний уже давно реализовывают образовательные центрах «Донбасс-Украина». Без львовского шоколада, но еще с украинскими указателями. Как язык исчезает из Донецка (рус.)

Через такие центрах ученики из ОРДЛО могут поступить в украинские ВУЗы без обязательной сдачи ВНО. За 4 года количество поступающих через них увеличилось почти вдвое, говорят в Министерстве образования Украины. В 2016 году было 865 человек, в 2017-м – 1346, в 2019 году – зафиксировали 1600 учеников.

Кроме того, в них можно проходит изучение украинской программы дистанционно или на экстернате. Здесь перечень школ, в которые можно обратиться, чтобы начать обучение. В марте 2020 года по данным департамента образования Луганской области, на экстернатной форме обучения было 817 школьников, дистанционное выбрали – 251. По Донецкой области эти показатели в три раза больше.

ПОСЛЕДНИЙ ВЫПУСК РАДИО ДОНБАСС.РЕАЛИИ

Путин начал войну против Украины с языковой агрессии в 2013 году – ексрадник президента России



Гаага • Днепр • Донбас • Донбасс • Насир

С начала боевых действий на Донбассе по меньшей мере 147 детей погибли и 392 были ранены – ООН

С начала боевых действий на Донбассе по меньшей мере 147 детей погибли и 392 были ранены – ООН


В мониторинговой миссии ООН по правам человека сообщили, что с начала боевых действий на Донбассе около полутора остні детей погибли и почти 400 были ранены.

«С 14 апреля 2014 года по 31 мая 2020 года по меньшей мере 147 детей (98 мальчиков и 49 девочек) погибли и 392 (237 мальчиков, 139 девочек и 16 детей, пол которых неизвестна) были ранены в результате вооруженного конфликта на востоке Украины. Мы призываем все стороны вооруженного конфликта строго выполнять свои обязательства согласно международному праву по защите детей во время вооруженного конфликта. Каждый ребенок имеет право на защиту и заслуживает спокойное детство», – сообщила миссия в фейсбуке.

Через вооруженный конфликт, кроме смертей и увечий, говорят в ООН, дети также становятся перемещенными лицами и ограничены в доступе к образованию и в других правах.

«Дети в возрасте до шести лет на востоке Украины никогда не знали мира. Те, кто постарше, живут шесть лет в опасности и страха», – говорится в сообщении.

Ранее сегодня Офис генпрокурора сообщил, что открыл производство о привлечении несовершеннолетних в вооруженный конфликт на Донбассе. Всего, по данным ведомтсва, приговорами судов 29 несовершеннолетних граждан Украины осуждены за участие в вооруженном конфликте в составе незаконных вооруженных формирований.

Вооруженный конфликт на Донбассе длится от 2014 года после российской оккупации Крыма. Украина и Запад обвиняют Россию в вооруженной поддержке боевиков. Кремль отвергает эти обвинения и заявляет, что на Донбассе могут находиться разве что российские «добровольцы».

По данным ООН, с марта 2014-го до 31 октября 2019 года в результате вооруженного конфликта на Донбассе погибли от 13 000 до 13 200 человек.
Гаага • Днепр • Донбас • Донбасс • Насир

Пассажирские поезда, детсады и фитнес-центры: третий этап ослабление карантина – видео

Пассажирские поезда, детсады и фитнес-центры: третий этап ослабление карантина – видео


1 июня в Украине стартовал третий этап ослабление карантина. Укрзализныця запустила пассажирские поезда, возобновили работу станции межобластного автобусного сообщения, детсады заработали для посещения, спортивные залы. Как все это работает в Киеве, проверили журналисты Радио Свобода.

Гаага • Днепр • Донбас • Донбасс • Насир

О том, что творится в детдомах, рассказывает документальный фильм Леонида Канфера «А что такое любо

 О том, что творится в детдомах, рассказывает документальный фильм Леонида Канфера «А что такое любовь?»
О том, что творится в детдомах, рассказывает документальный фильм Леонида Канфера «А что такое любовь?»

«Интернаты для детей – это места насилия, преступлений и хищении государственных денег в огромных масштабах», – утверждает один из авторов фильма, режиссер-документалист Леонид Канфер. По его мнению, постсоветские общества, и украинское в частности, мирятся с существованием этого ужасного явления, ибо являются «обществами тотальной нелюбви». Премьера фильма – 1 июня в Международный день защиты детей в 17:00 на ютуб-канале KANFER. Телеканалы, по словам авторов, отказались показать фильм в эфире. Что же такого в этом фильме?



В фильме идет речь о несколько детских домов, чьи воспитанники пострадали от насилия; съемки начались в октябре 2017 года и проходили в Ивано-Франковской, Херсонской, Волынской и киевской областях; снимала в детских домах Юлия Козиряцька; одна из историй касается случая сожжения воспитанника интерната, убийства; есть история о сексуальном насилии над детьми, авторы фильма изменили имя и голос жертвы, не показывают ее лицо и получили письменное разрешение на съемку и обнародование от старшей сестры пострадавшего ребенка; в отношении преступлений, раскрытых во время съемок, самим документалистам пришлось писать заявления в полицию; основную работу над фильмом закончили в ноябре 2019 году, но правки вносились до последнего времени; был один допремьерный показ фильма;

телеканалы отказались показать фильм «А что такое любовь?» в своих эфирах, по словам Леонида Канфера, объяснили отказ тем, что это «не формат»; фильм снимался при поддержке омбудсмена по защите прав детей Николая Кулебы;

для сравнения есть пример Израиля; завершается фильм историями о том, что произошло с главными героями фильма от времени съемок; афишей фильма является рисунок «ВОТ СОНИ»; премьера фильма сегодня – в международный День защиты прав детей – в 17:00 на ютуб-канале KANFER.

украинцы не могут или не хотят из материальных и других причин брать на себя ответственность за обездоленных детей; 95% детей из интернатов нет возможности усыновить, потому что у них живые родители, не лишенные родительских прав; «поставщиками» детей в детдома есть маргинальные семьи, где злоупотребляют алкоголем, наркотиками, живут за чертой бедности; как правило, родители, которые отдают своих детей в интернаты, сами были воспитанниками детских домов. Как это можно изменить такое положение вещей?

– Знаете, я уверен, что сейчас полностью отказаться от интернатов невозможно, но есть возможности, чтобы интернатов становилось меньше.

Я посчитал – если 12 миллиардов разделить на сто шесть тысяч детей, то на каждого ребенка придется примерно десять тысяч гривен в месяц.

Такую сумму очень небольшое количество семей в Украине может себе позволить потратить на одного ребенка.

Если бы эти деньги шли не в интернатную систему, а людям, которые готовы заниматься этими детьми в своих семьях, то я думаю, что это стало бы существенно менять систему. В нашем фильме есть история о педофилии, где насилуют ребенка и никто на это не обращает внимания

Если бы государство вместо того, чтобы содержать интернаты, максимально бы помогала семьям, которые готовы воспитывать детей, способствовала строительству домов или покупке квартир, давала дешевые кредиты, то ситуация бы улучшилась. Но, естественно, что приемные семьи надо жестко контролировать, постоянно отслеживать ситуацию, точно знать, как там живется детям.

Мне кажется, что основная функция государства (например, как в Израиле) – это очень пристальный надзор за соблюдением прав детей. «Интернаты надо реформировать. Для них дети – это сырье» – Кулеба

В нашем фильме есть история о педофилии, где насилуют ребенка и никто на это не обращает внимания. В Израиле это бы очень быстро открылось и ребенка бы моментально изолировали. А для того, чтобы изолировать этого ребенка в Украине от насильника, нашему корреспонденту пришлось писать заявления в отдел социальной опеки и полицию.

Итак, я считаю, что первым шагом государства должно быть перераспределение этих 12 миллиардов гривен от интернатов к людям, которые готовы брать детей на воспитание. Из этих 12 миллиардов 85% идет на обеспечение самой системы интернатов, а до ребенка доходит меньше 1 евро в сутки

Сейчас из этих 12 миллиардов 85% идет на обеспечение самой системы интернатов, на содержание интернатов и зарплаты персонала. И эти деньги расходуются так, что до ребенка доходит меньше 1 евро на сутки.

Другой путь – это преодоление бедности в стране, повышение благосостояния населения, чтобы появлялось больше семей, которые не будут полностью заняты проблемами собственного выживания, а смогут подумать и о тех детях, которым нужна помощь, защита и любовь.

На сегодняшний день в Украине очень мало людей, которые готовы брать детей на усыновление или воспитание, потому что они понимают, что они останутся с этим один на один.

– Материальная поддержка приемных семей сверхважная, но деньги всех проблем не решают. В свое время Виктор Ющенко впервые в независимой Украине ввел существенную помощь родителям при рождении ребенка. Прошло время и социальные работники начали говорить про маргинальные семьи, которые начали рожать детей только для того, чтобы получить эти деньги. Причем они потом часто и отдают своих детей в интернаты или же их лишают родительских прав. Каковы причины этой нравственной деградации?

– Это касается не только Украины. Подобное я наблюдал во многих странах постсоветского пространства. Всего это случается во всех странах, вопрос в том – какой процент таких семей и какие механизмы использует страна, чтобы спасаемых��аты детей из таких семей.

Но я могу сказать наверняка, что в проблеме сиротства при живых родителях (лишь 8% детей являются сиротами), коррупции и издевательствах над детьми в интернатах отсвечивает постсоветский синдром. И система, при которой жизнь и достоинство человека ничего не означали, при которой был физически уничтожен целый пласт культурных, образованных, хозяйственных, порядочных людей, а зато остались те, кто помогал их уничтожать, кто жил в бедности, пришел в колхоз на чужое награбленное добро и все равно остался бедным. Раскулаченные: истории уничтожаемых родов и чудом уцелевшие семейные фото

И, в принципе, поколения регенерируются, поэтому столько вокруг людей, которые мыслят в категориях «это не моя страна, это не мой город, не мой дом, это не мой парк, это не мои дети и так далее». Безответственность и нежелание брать на себя ответственность является главной чертой таких людей.

Говорить, что эту нравственную извращенность можно изменить только за счет повышения материального уровня жизни людей, бессмысленно. Но экономическое развитие даст возможность расширить пласт людей с другой ментальностью. Государство может ускорить этот процесс. «Украинцы имеют предубеждение относительно сирот» – благотворительница из Канады



Деньги не все решают, но если мы посмотрим на статистику, то увидим, что из бедных семей приходится гораздо чаще забирать детей, чем из семей со средним и высоким достатком.

Мы увидели еще одну закономерность. Есть такая статистика соотношения сирот: на сто тысяч населения есть семь детей, которые остались без родительской опеки. Так вот, наибольший процент населения с такой статистикой – это юго-восток Украины и север Украины, а самый высокий показатель – на территории, где зона боевых действий.



– Как же сделать так, чтобы любви в обществе стало больше, а обездоленных детей меньше?

– Это очень сложный вопрос. Мы пытаемся дать на него ответ в фильме. Базовая потребность человека – это безопасность. Наибольшую безопасность дает человеку любовь. Дети чувствуют себя в безопасности, когда они чувствуют, что их любят такими, какие они есть. Люди, которых не любили в детстве, никогда не чувствуют себя в безопасности и, пытаясь защититься в доступный им способ, они генерируют агрессию. Воспитанники интернатов не знают любви, и потому фильм мы и назвали именно так – «А что такое любовь?».

Честно, мне трудно ответить на вопрос, как сделать так, чтобы любви было больше. Но когда ты сталкиваешься с каким-то серьезным вызовом в жизни, например, как я – с онкологией и предательством, то ты начинаешь видеть сущность вещей. Работа над этим фильмом меня многому научила. Я точно знаю, что моей дочери и каждому ребенку на земле нужно: море любви, возможности в виде образования и научить жизни.

Я хочу, чтобы посмотрев фильм «А что такое любовь?», каждый захотел обнять своих детей, своих родных.





В 2008 году Леся Штогрин сняла мінідокументальний фильм о том, что происходило в Торезском доме-интернате для детей с умственными недостатками. Это фактически было первое шокирующее видео из-за глухо закрытой двери интернатной системы.

В интернате была аномально высокая смертность воспитанников. Они содержались без должного ухода. Также журналистка там заметила воспитанницу, которую из-за ошибки врачей признали «человек, умственно отсталой», девочка все детство провела в этом интернате, хотя была ментально вполне здоровой. Она научилась читать и писать. «Детский дом в Торезе – могильник для людей» – донецкие правозащитники

Тогда этот фильм вызвал широкий резонанс. К Торезского детского дома приезжали проверки, его взяли под опеку благочинці пытались контролировать правозащитники, о нем писали зарубежные СМИ. Девушке все же удалось вызволить из интерната, ей вернули дееспособность, она получила паспорт.

Прошло 12 лет и фильм Юлии Козиряцької и Леонида Канфера показывает, что проблемы остались.





В августе 2017 года в Украине была принята Национальная стратегия реформирования системы институционального ухода и воспитания детей на 2017-2026 годы.

По этой программе до 2026 года в Украине не останется ни одного интерната. Их заменят центры социальной поддержки семей и детей и учреждения семейного типа. Уже сейчас должно было бы быть так, что детки до трех лет вообще не должны попадать в интернаты, а отдавались бы на усыновление или под опеку.