Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Гаага • Днепр • Донбас • Донбасс • Насир

Мистический Улас Самчук. 115 лет со дня рождения писателя

 Мистический Улас Самчук. 115 лет со дня рождения писателя
(Рубрика «Точка зрения»)

20 февраля исполнится 115 лет со дня рождения писателя Уласа Самчука. Сомнительно, что у нас будет надлежащим образом отмечена эта годовщина. Самчука сознательно умалчивали во времена коммунистические. И эта практика продолжается сейчас.

Но Самчук неожиданно (считайте – мистически) дает знать о себе.

Возможно, мистичным писателя связана с местом его рождения. Увидел он свет в старинном селе Дермань на Волыни. Здесь какая-то необычная энергетика.

Немало выдающихся людей родились в этом селе или были связаны с ним. На протяжении веков там был православный Троицкий монастырь.

Некоторое время его управляющим был печатник Иван Федорович (Федоров), который готовил к печати Острожской Библии.

В начале XVII века Дерманский монастырь стал значительным культурным центром, где концентрировались украинские интеллектуалы того времени – Исаакий Борискович, Иов Княгиницкий, Дамиан Наливайко, Киприан и тому подобное. Вероятно, некоторое время здесь находился Иван Вышенский. Позже настоятелем Дерманского монастыря стал полемист Мелетий Смотрицкий. В Дермани родился блестящий переводчик и писатель Борис Тен (Николай Хомичевский). Можно называть и другие имена.

Для Самчука его родовое село значило много. Оно не раз упоминается в произведениях писателя. Прежде всего в трилогии «Волынь».

Село это было национально сознательное. Во время Второй мировой войны оно стало центром украинского повстанческого движения.

Советская власть пыталась уничтожить память о культурные и национальные традиции Дермани, в том числе и о Самчука. Даже название деревни изменили. Для коммунистов такие вещи имели значение – и немалое. Село получило нейтральное, «никакое» название – Устенське. От речки Устье, что берет здесь свое начало. Но, похоже, мистический Самчук сыграл с коммунистами злую шутку. Ведь первая часть Самчукової «Волыни» имеет название «Куда течет и река». И имеется в виду именно Устье.

Однако на этом мистические шутки Самчука с коммунистами не кончились. Последние, конечно, запретили произведения писателя – он был для них украинским буржуазным националистом. Вспоминать о нем не разрешалось.

И этого коммунистам было мало. Они решили: надо «дать ответ» Самчуку, поручив кому-то из писателей написать альтернативу для Самчукової «Волыни». И вот Борис Харчук пишет якобы «советскую» «Волынь». Он знал и восхищался произведениями Самчука. Специально ездил в Дермани, жил некоторое время там, чтобы почувствовать дух «Самчукової земли».

В период «оттепели» увидел свет роман Харчука «Волынь» в четырех частях. В некотором смысле, это произведение стало не отрицанием, а продолжением «Волыни» Самчука. Если в последней речь шла о волынское село начале ХХ века, то в произведении Харчука рассказывалось о нем в межвоенный период и времена Второй мировой войны.

Первые две части романа Бориса Харчука были положительно восприняты советской литературной критикой, ведь в них осуждались деяния польского режима на Волыни. А вот третья и четвертая части, где речь шла о временах Второй мировой, вызвали резкую критику на страницах «Литературной Украины». Ибо в них не в лучшем свете показывался приход советской власти на Волынь, рассказывалось об УПА, упоминался даже упавское художник Нил Хасавич. «Волынь» Харчука во времена «застоя» попала под запрет, ее изъяли из библиотек. Лишь во времена «перестройки», после смерти писателя, произведение переиздали.

Харчук же вроде стал «духовным сыном» Самчука. В конце концов, он действительно годился ему в сыновья. Из лояльного советского писателя фактически превратился в диссидента. Немало ему пришлось пережить. Поэтому умер относительно рано. И умер вскоре (через каких-то пол года) после смерти своего «духовного отца» Самчука. Не мистика ли?

За времена независимости Украины Самчук начал возвращаться в Украину. Начали печататься его произведения. Некоторые из них, в частности роман «Мария», ввели в школьную программу для обязательного изучения.

Появились музеи Самчука в селах Дермани и Тилявці, где прошли его детство и юность, а также в Ровно. Интересно, что в Дермани музей создали в школе рядом с монастырем Московского патриархата. Этот монастырь агрессивно насаждает «русский мир». Даже было такое, что монахини сняли мемориальную доску Мелетию Смотрицкому со стен своей обители. Правда, под давлением общественности ее вернули. Музей же Самчука в Дермани противостоит российской церковной пропаганде. Именно в нем проводятся различные проукраинские акции.

Возвращение писателя к украинскому читателю происходило непросто. Этом оказывалось сопротивление. Нашлись такие критики, что начали выискивать недостатки в Самчукових произведениях. Доказывать, будто эти произведения являются неактуальными, депрессивными, плохо влияют на психику молодых людей. Улас Самчук: Денационализированная человек не может быть сильным, не может иметь прочного нравственного позвоночника

Когда в 2005 году было столетие со дня рождения писателя, Верховная Рада не приняла постановления о праздновании его юбилея.

А в 2012 году во времена президентства Виктора Януковича произведения Самчука были изъяты из школьной программы. Их так и не вернули, несмотря на обращения общественности. Министерство образования и науки уверенно «держит оборону», отбиваясь бюрократическими отписками.

А действительно, разве можно заставлять учащихся изучать Самчукову статья «Народ или чернь?», где есть такие слова:

Есть там еще такое:

И наконец: «Стыдно, больно и противно видеть такое явление на европейском суше, на берегу Днепра, на улицах Киева...»

Не выдержит такого душенька малороссийская! Впадет в состояние депреси��ный.

Однако Самчук продолжает свои мистические шутки. После нынешнего новогоднего поздравления президента Владимира Зеленского вдруг в нем нашли калькирование (правда, калькирование наизнанку) фрагментов из упомянутой Самчукової статьи «Нарид или чернь?» Похоже, после этого много кто прочитал это произведение.

Вот такой непростой Улас Самчук. И еще немало мистических шуток можно ожидать от него.

Петр Кралюк – председатель Ученого совета Национального университета «Острожская академия», профессор, заслуженный деятель науки и техники Украины
Гаага • Днепр • Донбас • Донбасс • Насир

В Киеве появились библиотеки имени Нестайко, Гуцало, Руденко и Костецкого

В Киеве появились библиотеки имени Нестайко, Гуцало, Руденко и Костецкого


Киевсовет переименовал четыре библиотеки и присвоила имя пятой в честь украинских писателей. Соответствующее решение депутаты приняли на заседании 7 февраля.

Таким образом, библиотека № 156 в Дарницком районе будет носить имя Николая Руденко – украинского писателя и общественного деятеля.

«Также переименовано три библиотеки для детей Централизованной библиотечной системы Соломенского района: библиотека имени А. Пироговского – на библиотеку «Преображенская»; библиотеке имени П. Вершигоры присвоено имя Евгения Гуцало – для чествования памяти выдающегося украинского писателя, журналиста, поэта и киносценариста; библиотека имени В. Кудряшова получила имя Всеволода Нестайко – в честь писателя, классика современной украинской детской литературы», – говорится в сообщении на сайте КГГА. Всеволод Нестайко – «добрый ангел украинской литературы»

Кроме того, переименовали библиотеку имени А. Матросова для детей Централизованной библиотечной системы Шевченковского района на библиотеку имени Анатолия Костецкого – в честь выдающегося украинского детского писателя, преподавателя и литературоведа.

Как сообщает издание Читомо, в октябре прошлого года сами библиотекари стали инициаторами такого переименования. В частности, по данным издания, бывшая библиотека имени Вершигоры (названа в честь советского партизана) поддерживает отношения с его женой – украинской писательницей Лесей Ворониною, которая активно популяризирует литературу для детей, собственные произведения и произведения Евгения Гуцало, а бывшая библиотека имени Кудряшова (названа в честь советского партизана) наладила отношения с дочерью писателя Еленой Всеволодівною Нестайко (Максименко), заручилась ее согласием и поддержкой относительно присвоения библиотеке имени Нестайко. Художественные события 2019 года в Украине и новые тренды в восприятии культуры

Относительно библиотек, которые носят имя Всеволода Нестайко, то, как отмечает Читомо, их в Украине теперь три. В 2004 году, еще при жизни писателя, в библиотеке-филиале № 2 для детей Дружковского МЦБС присвоено имя Всеволода Нестайко. В 2014 году, в год смерти писателя, библиотеку имени П. Морозова (г. Мариуполь) переименована в библиотеку имени. Нестайко. Подобных аналогов в Киеве не было.

Гаага • Днепр • Донбас • Донбасс • Насир

Таможенники не разрешили ввоз в Украину более 100 книг из России

Таможенники не разрешили ввоз в Украину более 100 книг из России


Киевская таможня Гостаможслужбы сообщила об обнаружении «книжного нарушения» в пункте пропуска «Выступовичи» в Житомирской области.

«Более сотни книг молдаванин вез автомобилем из России и «забыл» задекларировать на украинской границе. Среди незадекларированного – научно-популярная литература, преимущественно по косметологии, учебники по медицине и пособия по праву – все книги напечатаны на русском языке, явно новые, упакованы блоками. В общем, сотрудники Киевской таможни насчитали 107 изданий», – говорится в сообщении.

Произошедшее квалифицировали по статье Таможенного кодекса о недекларировании товаров. Таможенники сообщили, что книги изъяли, их стоимость определят позже.

Гаага • Днепр • Донбас • Донбасс • Насир

Королева Анна и Реймское Евангелие объединяют Украину с миром

 Королева Анна и Реймское Евангелие объединяют Украину с миром
(Рубрика «Точка зрения»)

К наиболее известных древних памятников славянской письменности принадлежит Реймское Евангелие. Его кириллическая часть была написана около середины XI века (вероятно, в киевском скриптории при Софийском соборе). Именно она, как считают исследователи, была привезена из Киева в Францию дочерью Ярослава Мудрого Анной (1032 – после 1075 года), которая стала французской королевой. На Реймском Евангелии присягали французские монархи. Не зря эта книга именовалась «коронационным текстом».

В общем история Реймсского Евангелие захватывающая, интригующая. И вполне могла бы лечь в основу интересного исторического романа, который мог бы посоревноваться с произведениями покойного Умберто Эко. Пути священной книги

Первые задокументированные сведения о Реймское Евангелие приходятся на вторую половину XIV века. В то время император Карл IV подарил эту книгу Емауському монастырю в Праге. В 1395 году к ней в этой обители был добавлен глаголичний текст.

Как эта книга могла оказаться в руках Карла IV? Последний родился в Праге. По линии матери происходил из чешской королевской династии Пржемысловичей. Сначала ему даже дали чешское имя Вацлав, которое потом заменили на Карл. Он знал чешский язык. Основав упоминавшийся Емауському монастырь, Карл IV добился, чтобы здесь богослужение совершалось на старославянском языке, на котором и было написано Реймское Евангелие.

Молодые годы будущего императора прошли во Франции, где брак с Бланкой, происходившей из аристократического рода Валуа. В приданое невесты вполне могло войти Реймское Евангелие, которое мог легко читать Карл IV. Именно из Франции император привез эту реликвию в Прагу.



Считается, что во время гуситских войн в Чехии Реймское Евангелие оказалось в руках гуситов. Последние пытались наладить отношения с православными и получить их поддержку в борьбе против немецкой экспансии.

Вероятно, Реймское Евангелие было подарено гуситами Константинопольскому патриарху. После падения Константинополя в 1453 году, когда столицу Византии захватили турки, Константин Палеокаппа вывоз книгу в Италии. Там ее приобрел епископ Карл де Гиз, который пожертвовал эту реликвию Реймскому собору в 1574 году. Отсюда и название этого Евангелия. Тогда рукопись была украшена драгоценным окладом, в которую вложили мощи.

С того времени на Реймском Евангелии начали присягать французские короли. Хотя не исключено, что эту книгу могли использовать при коронационных церемониях и раньше – в XI–XIII веках. По крайней мере об этом могла сохраняться память. Поэтому Евангелие и стало коронационной реликвией.

Во время Великой Французской революции 1789-1794 годов дорогая оправа Реймского Евангелия была ограблена, но сама книга уцелела. Она попала в городской библиотеке Реймса.

Как видим, до конца XIV века о Евангелие не имеем достоверных сведений. Хотя, бесспорно, эта книга появилась намного раньше.

Немало исследователей, проанализировав текст памятника, пришли к выводу, что Евангелие могло быть написано в Киеве во времена правления князя Ярослава Мудрого, который уделял большое внимание развитию письменности. А уже оттуда эта книга, став частью приданого его дочери Анны, которая вышла замуж за французского короля Генриха i, оказалась в далекой Франции.

Существует ряд доказательств в пользу этой версии.

В частности, в Реймском Евангелии, которое является сборником евангельских отрывков, на второй странице упоминается апостол Филипп, которого считали крестителем скифов. Анна же дает такое имя своему первенцу, хотя оно было нетипичным для французских королей. Саму же Анну французские документы именуют не только русинкою, но и скіф'янкою. Собственно, в то время на Западе этнонимы русин и скиф часто отождествлялись.

Анна оставила после себя несколько надписей своей рукой. И эти надписи вполне совпадают с написанием букв на страницах Реймского Евангелия.

В конце концов, при написании своего имени королева Франции использовала форму «Ана», то есть свое имя она писала с одним «н». Именно такое написание этого имени встречаем в Реймском Евангелии. Хотя в то время в латинских, а также и в некоторых славянских текстах это имя писалось с двумя «н».

Можем считать, что Анна Ярославовна, осуществляя дальнее и непростое путешествие из Киева до Франции, везла с собой Евангелие как ценную реликвию. И не просто везла, а и читала ее в дороге...

Путь Анны и Реймского Евангелия с Киева до Франции сейчас актуализировался. Даже стал основанием для организации культурных событий.

В июле 2015 года по инициативе некоторых общественных организаций, мэра Киева Виталия Кличко, посольств Франции, Бельгии, Швейцарии в Украине, украинского Министерства культуры был проведен международный фестиваль искусств «Anne de Kiev Fest».

Основным событием фестиваля стала презентация памятника королеве Анне (авторы Константин Скритуцкий и Федор Баландин). 16 ноября 2016 года памятник при участии послов стран Европейского союза, министра культуры Украины и мэра Виталия Кличко торжественно открыли в Киеве.

Он изображает девушку, которая мечтательно смотрит вдаль. Действительно, когда Анна отправлялась из Киева, ей было около 17 лет. Княжну изображен босиком. Это символ того, что мы босыми приходим в этот мир. Анна крепко прижимает к себе книгу. Под ней понимается Реймское Евангелие. Зритель издали видит на голове княжны корону. Но, присмотревшись ближе, понимает, что это венок из цветов, которую сплела себе мечтательная девочка.

Памятник подкупает своей человечностью. Он не помпезным, а довольно камерным, минимально влияет на окружающую архитектурное среды от��еще. Постамент пригоден для установки в исторической части города или в парковой зоне.

Инициаторы этого культурного проекта предусмотрели установление авторских реплик памятника в городах, мимо которых двигалась Анна Киевская. Правда, документальных свидетельств о этот маршрут не сохранилось. И все же на основе информаций о тогдашние пути Европы, о торговые и политические связи Киева с европейскими землями, можем его обозначить.

Из Киева будущая королева Франции отправилась на территорию современной Западной Украины, отсюда ее путь пролегал Польшей, Чехией, Австрией, далее бассейном Дуная землями Баварии. Следующий отрезок пути Анны мог пролегать через Швейцарию и немецкими землями, расположенные в бассейне Рейна. Она могла оказаться на территории Люксембурга, Бельгии, а оттуда приехать к Франции.

Сейчас установлено несколько авторских реплик памятника Анне Киевской, в частности в Версале (30 января 2018 года), Тулузе (2 октября 2018 года), бельгийском городе Арлоні (12 октября 2019 года), Кракове (19 ноября 2019 года).

Вскоре будут такие памятники установлены в Луцке, городах Чехии и Австрии.

Однако не только в Европе заинтересовались этим проектом. 21 июня 2019 года, в день города Джакарты, памятник Анне Киевской был установлен в столице Индонезии.

В планах открытие такого монумента и в далекой Аргентине.

Итак, славные дела давно минувших дней сейчас объединяют Украину со странами Евросоюза и всего мира. И таких дел было немало. Просто их надо актуализировать и представить в соответствующем культурном контексте. Было бы только желание...

Петр Кралюк – председатель Ученого совета Национального университета «Острожская академия», профессор, заслуженный деятель науки и техники Украины Центр Анны Киевской в Санлісі: европейская ДНК Украины Анна, королева Франции, с Киева, а не из Москвы, тогда Москвы даже не существовало – Шимкив о словах Путина
Гаага • Днепр • Донбас • Донбасс • Насир

Прекрасный подарок от моего хорошего друга Donald Tusk. Его книга

Прекрасный подарок от моего хорошего друга Donald Tusk. Его книга
Прекрасный подарок от моего хорошего друга Donald Tusk. Его книга «Честно» – это дневник, откровенный рассказ из-за кулис европейской политики о драматические события последних лет, его личный непростой путь на посту Президента Европейского Совета. Уверен, украинский читатель найдет много интересного для себя, ведь это период, когда Украина стала центром европейской политики. Искренне благодарю за подарок! Источник: https://www.facebook.com/petroporoshenko/

Гаага • Днепр • Донбас • Донбасс • Насир

Всеволод Нестайко – «добрый ангел украинской литературы»

Всеволод Нестайко – «добрый ангел украинской литературы»


Писатель Всеволод Нестайко – один из самых известных детских авторов в Украине. Самые популярные его произведения – трилогия «Тореадоры из Васюковки», сказки «В стране солнечных зайчиков» и другие. Коллеги Нестайко называют его «добрым ангелом украинской литературы».

В 1979 году Международный совет по детской и юношеской литературе внес трилогию «Тореадоры из Васюковки» в особый почетный список Ганса Христиана Андерсена как одно из величайших произведений современной детской литературы. Также по повестям и рассказам Нестайко поставлены фильмы «Единица с обманом», «Чудеса в Гарбузянах», короткометражный фильм «Тореадоры из Васюковки».

Много современных украинских писателей и литературоведов оценивают его творчество, считают классиком и мастером слова и говорят, что смерть автора – большая потеря для украинской литературы. Книги Всеволода Нестайко читают не только дети, но и взрослые. Украинский писатель Андрей Любка называет его «добрым ангелом украинской литературы». Его книги читали люди от 4 до 104 лет. Он вел такое свое скромное, но очень насыщенную духовную жизнь. Это хороший пример вообще для всей литературы Андрей Любка

«Мне кажется, что Всеволод Нестайко был добрым ангелом украинской литературы, и взрослой и детской. Его книги читали люди от 4 до 104 лет. В контексте украинской литературы поражает его очень скромная осанка. Он занимался исключительно литературой, никогда его не интересовала слава или вокруг какие-то литературные вещи. Он вел такое свое скромное, но очень насыщенную духовную жизнь. Именно поэтому мы и имеем так много его книг, потому что он сконцентрировался именно на этом. Мне кажется, что это хороший пример вообще для всей литературы» - рассказал Радио Свобода украинский писатель Андрей Любка.

Человеческая детская литература в советские времена

Всеволод Нестайко был учителем для многих украинских авторов, а общение с ним вдохновляло и обогащало, рассказывает поэтесса, литературовед и критик Марианна Киановська. Очень много людей потеряли своего учителя. Потому и Саша Дзерманський, и десятки других авторов, которые пишут для детей, они, собственно, наснажувалися не только тем, что писал Нестайко, но и непосредственным общением с ним Марианна Киановська

«Смерть человека – это всегда потеря для ее близких, но в случае с Нестайко, очень много людей потеряли своего учителя. Потому что я знаю, что и Саша Дзерманський, и десятки других авторов, которые пишут для детей, они, собственно, наснажувалися не только тем, что писал Нестайко, но и непосредственным общением с ним. Ибо человек в литературе – это не только тот человек, который пишет, но и человек, который говорит в разных побочных ситуациях. Книги Нестайко, они, безусловно, остаются, а и миссия писателя, как человека, который имеет особое влияние и особенность быть услышанным – это, конечно, колоссальная потеря», – считает Марианна Киановська.

Произведения Нестайко были популярны еще в советские времена, когда выдавать что-то качественное без определенного идеологического навязывания было сложно. Таких произведений в украинской литературе немного, замечает писатель, автор книг для детей и взрослых Тарас Прохасько. Нестайко – автор, который сумел обойти советские всевозможные методы прессу на детей и писал человеческие книги Тарас Прохасько

«Нестайко был одним из немногих украинских писателей, которые еще в советские времена писали нормальную, человеческую детскую литературу. Его вклад очень велик, его можно сравнить с несколькими официальными писателями, которые писали что-то нормальное для взрослых. Нестайко – автор, который сумел обойти советские всевозможные методы прессу на детей и писал человеческие книги», – говорит Тарас Прохасько.

Книги Всеволода Нестайко и до сих пор выдают сравнительно большими тиражами, поэтому читатели всегда будут иметь возможность насладиться его произведениями.
Гаага • Днепр • Донбас • Донбасс • Насир

Как СМИ конструируют сны: медиа-машина в Closer

Как СМИ конструируют сны: медиа-машина в Closer
Дарья Никитенко

Каждый день мы следим за событиями, но видим их не на собственные глаза, а через медиа. Почему изображение вокруг стали настолько важными для современного человека? Ответ ищут двое фотографов, которые сконструировали медиа-машину в известном арт-пространстве.

Я попадаю в киевский Closer, который больше знают как клуб электронной музыки: в черном кубе – кровать, на которое можно присесть или прилечь и наблюдать за видео, которые проецируются на все четыре стены кубу. Это съемки конфликтов и протестов, а также личные видео авторов выставки Мстислава Чернова и Игоря Чекачкова.

Толчком к выставке «Продуцирования снов, или что предлагает современная медиа-машина» стала книга Мстислава Чернова «Времена сновидений» о российско-украинской войне – не все можно сказать литературой и словами, считает автор. Построенная здесь конструкция – медиа-машина, которая конструирует наши сны: здесь изображены отношения с миром в момент, когда исчезают границы между сном и реальностью, говорит Мстислав. А война – коллективный сон, от которого невозможно укрыться. Как понять, что важнее – восприятие художника или факты? Если я конструирую реальность, то Игорь ее деконструює

«Нам нужен был еще один медиум, чтобы продолжить размышлять о конструировании реальности, о снах, о наше восприятие мира вокруг. Это был диалог. Диалог мой и Игоря Чекачкова. Мы всегда спорим. Оба начинали с документалистики, но я пошел дальше, глубже, в конфликты, трагедии, а он стал художником. Разговор о том, как найти смысл, как понять, что важнее – восприятие художника или факты, все равно продолжалась. И если я конструирую реальность, то Игорь ее деконструює. Диалог между нами продолжается в дальнейшем», – объясняет Мстислав Чернов.

На выставке представлены видео Мстислава Чернова с событий на площади Таксим в Стамбуле, с конфликтов в Ираке, Сирии, секторе Газа, Франции, Гонконге и в Украине. Фотограф снимает для Associated Press.

Внутри куба появляются видео прожитого автором опыта, а выставка является постоянным размышлением, отмечает Мстислав. На самом деле это является видом рефлексии на травмы и то, что я видел. Я работаю с конфликтами, с человеческими страданиями, и это все остается во мне

«По мере того, как мы строили медиа-машину, мы все больше понимали эту тему. Я много понял о себе. На самом деле это является видом рефлексии на те травмы и то, что я видел. Я работаю с конфликтами, с человеческими страданиями, и это все остается во мне. Те изображения на стенах медиа-машины для обычных людей сконструированной реальностью. А когда я построил машину, то осознал, что на этих стенах вижу свои сны», – рассуждает фотограф.

В какой-то момент документальная фотография показалась мне большой ложью. Я больше не верю в это, поэтому стал художественным фотографом

Соавтор Мстислава Игорь Чекачков снимал свои работы для Forbes, National Geographic, The Guardian. «Документалистика – это то, от чего я сознательно ушел, увидев ее пределы, – говорит Игорь. – В какой-то момент документальная фотография показалась мне большой ложью. Я больше не верю в это, поэтому стал художественным фотографом».

На выставке также есть звуковая дорожка. Композитор Клементій Щетинский писал эту мелодию специально для ивента.

«Клементій прочитал книгу перед тем, как писать мелодию. Мы много говорили о концепции, музыка тоже постоянно менялась. И она от синхронности перешла к диссонансу. Когда вы слышите музыку в медиа-машине, то она не динамичная, она конфликтует, и входит в диссонанс с изображением. Поэтому стоит кровать посреди установки, вы садитесь или ложитесь и слышите эту медитативную, почти буддистскую музыку. Вы видите эти изображения из конфликтов, которые меняют друг друга. И музыка тоже вступает в диалог с изображением и является символом сна», – говорит Мстислав Чернов.

Документалист хочет продолжать развивать тему сновидений, но с другой стороны: «Думаю, что метафора сна неисчерпаема. Даже современные историки воспринимают сны как нечто, что мы теряем. Например Ювал Харари в своей книге уверяет, что человечество теряет свои сновидения. Это глубокий духовный опыт, которым нельзя поделиться, а современность ценит только вещи, которые можно посмотреть онлайн».

«Когда мы смотрим на видео Мстислава Чернова, мы видим эпизоды из катастроф и персональные фрагменты из личной жизни. Все эти кадры входят в конфликт друг с другом. Понимание того, что все это происходит одновременно, вызывает наибольшие эмоции, – говорит куратор выставки Екатерина Носко. – Когда мы работали над проектом, постоянно узнавали что-то новое. Мы прочитали много литературы. Например, Жана Бодрийяра о том, почему сегодня война невозможна. Что это очень театрально, а мы все – заложники картинки. Концепция выставки, к которой мы пришли, дала понимание, что реальность очень сконструированной идеей с субъективными взглядами на ситуацию».

Посмотреть выставку можно до 14 февраля. Событие в Фейсбук здесь. ПОСЛЕДНИЙ ВЫПУСК РАДИО ДОНБАСС.РЕАЛИИ:

(Радио Донбасс.Реалии работает по обе стороны линии разграничения. Если вы живете в ОРДЛО и хотите поделиться своей историей – пишите нам на почту Donbas_Radio@rferl.org в фейсбук или звоните на автоответчик 0800300403 (бесплатно). Ваше имя не будет раскрыто).
Гаага • Днепр • Донбас • Донбасс • Насир

«Украина вне украины»: в Праге презентовали книгу, посвященную украинской эмиграции в межвоенной Че

 «Украина вне украины»: в Праге презентовали книгу, посвященную украинской эмиграции в межвоенной Чехословакии


Александр Олесь, Иван Пулюй, Иван Огиенко, Александр Колесса, Иван Горбачевский, Наталена Королева, Галина Мазепа, Елена Телига – это лишь самые известные из имен сотен украинцев, для которых Чехословакия стала вторым домом после поражения борьбы за независимость Украины. В настоящее время сведения об их жизни, о том, что они продолжали делать для родной страны, находясь в изгнании, можно найти в новом энциклопедическом словаре украинской эмиграции, презентация которого состоялась в Праге 23 января. В книжке украинской славістки и искусствоведа Оксаны Пеленської «Украина вне украины» собрано более 300 статей, посвященных жизни и творчеству украинских художников в Чехословакии межвоенного периода 1919-1939 годов, а также украинским учреждениям и организациям, которые действовали в то время.

Работа над книгой продолжалась более восьми лет. Но в итоге украинскому читателю стал доступен большой массив информации, собранный по крупицам в государственных и частных архивах, в библиотеках и в личных встречах с представителями старшего поколения чешских украинцев, часть из которых уже отошла, но их наследство таким образом удалось сохранить.



23 января в книжном магазине «Академия», что на Вацлавской площади в самом центре Праги, собралось немалое общество. Презентация книги на украинском языке, что вышла благодаря поддержке Славянской библиотеки в Праге и канадского Научного общества имени Шевченко, собрала более 60 участников, тех, кому было интересно узнать больше о судьбе украинской эмиграции в межвоенной Чехословакии.

Благодаря благосклонным условиям, которые создала для украинских эмигрантов власть Первой республики, Чехословакия стала центром украинской жизни в межвоенный период. Здесь действовали десятки украинских организаций, высшие учебные заведения, библиотеки, здесь писали и издавали свои произведения украинские художники, рисовали картины, украинские художники, обучали студентов из числа не только украинцев, но и чехов. Здесь издавались журналы и даже действовал «Музей освободительной борьбы».

Все, что можно было найти – имена, адреса, произведения есть информация в книге Оксаны Пеленської. Однако среди найденных материалов, автор говорит, что особенно ее тронули архивы о Украинский детский дом.

«(В нем, – ред) без оплаты, на добровольных началах, среди прочих работала и жена Александра Олеся Вера Кандыба, а детишки писали письма на помощь голодающим в Украине в 1933 году», – поделилась с Радио Свобода деталями книги Оксана Пеленская.

Следует заметить, что в энциклопедии также вошел ряд статей о тесное украинско-чешский и украинско-словацкую сотрудничестве в период между двумя войнами. Поэтому своей книгой автор надеется увеличить интерес читателей не только в Украине, но и в Чехии и Словакии. В частности, в издании можно найти информацию о чешских деятелей культуры, которые активно поддерживали развитие творчества украинской диаспоры в Чехословакии.

На этом также акцентировал внимание во время презентации рецензент книги, доктор исторических наук Богдан Зилинский.

«Я ценю то, что эта книга имеет значительную чешскую часть – четверть лозунгов посвящена чешским личностям от Томаша Гарріга Масарика (первый президент Чехословакии, – ред.) вплоть до Владислава Яна (чешский поэт, – ред.)», – сказал Зилинский, добавив, что сама концепция книги и выбор темы поразила во время чтения даже его.

Оксана Пеленская убеждена, что тема украинской эмиграции нельзя считать исчерпанной даже после выхода книги. Учитывая свой опыт при исследовании темы, Пеленская говорит, что будет наоборот рада, если будут появляться новые идеи и материалы для расширения вопрос украинской эмиграции. Буду благодарна, если через год или два мне кто-то позвонит и скажет: «Госпожа Пеленская, это был май 1937 года, а не декабрь, например» Оксана Пеленская

«Буду благодарна, если через год или два мне кто-то позвонит и скажет: «Госпожа Пеленская, это был май 1937 года, а не декабрь, например». Буду благодарна, потому что это будет означать, что интерес к теме есть!», – убеждена она.

В разговоре с Радио Свобода рецензент Богдан Зилинский также отметил, что из-за того, что книга написана на украинском, к сожалению, ее мало кто сможет прочитать среди чехов. Но он не исключает дальнейшего сотрудничества с Пеленською ради расширения материала и привлечения интереса чешского читателя. Обсудим и вместе напишем что-то чешское Богдан Зилинский

«Одновременно можно показать ряд проблем между чехами и украинцами, которые возникают сейчас, но отметить, что в прошлом у них есть положительная наследие, которое следует развивать», – размышляет над будущими идеями Зилинский. Однако, говорит рецензент, это будет отдельная работа на несколько лет.

«Обсудим и вместе напишем что-то чешское», – добавил Зилинский.

Впечатлениями от темы книги поделилась и одна из участниц презентации потомок межвоенной эмиграции и председатель Союза украинок Чешской Республики доктор естественных наук Кристина Йойкова. Она подчеркнула, что тема украинской эмиграции очень важна, ведь сейчас, по ее мнению, существует тенденция среди чехов «смотреть на украинцев сверху».

«Как украинцы начали ездить на работу, так сразу чехи начали говорить «nějaký Ukrajinec» (какой-то украинец, – ред), – рассказывает Йойкова, – Поэтому важно, чтобы они знали, что среды тех «каких-то украинцев» были способные люди, которые оставили очень много хорошей работы».

В Праге в те времена работал ученый-химик Иван Горбачевский, уроженец Тернопольщины, который в 18883 году по приглашению университета в Праге возглавил его врачебный факультет. �� 1902-1903 профессор Горбачевский стал его ректором, а позже проректором. В Праге работал и его земляк из Тернопольщины Иван Пулюй, выпускник Венского университета, впоследствии его преподаватель, который от 1884 года жил и работал в Праге, был профессором Немецкого высшего технического института, физик, асторном и изобретатель.В частности, благодаря своему изобретению он открыл Х-лучи, которые описал еще до Вильгельма Рентгена, о чем писала официальная пресса. есть

В Праге проходила одна из первых выставок известного киевского скульптора-модерниста Александра Архипенко, благодаря некоторые его произведения сохранились в Национальной галерее. Там же можно найти упоминания и об Украинской студии пластического искусства, которая давала фундаментальные знания по пяти дисциплинам – живописи, графики, скульптуры, прикладного искусства и архитектуры. Выпускниками студии были не только местные украинцы, но и словаки и чехи, которые оставили заметный след в местном искусстве – Карел Черны, Ян Юнґман, Зденєк Кремлічка.

Кристина Йойкова уверена, что труд Пеленської «Украина вне украины» является доказательством того, что украинцы – культурно богатый народ, который своим трудом внес большой вклад в развитие чешского и человеческого общества в целом. Сколько я работала, ни разу я не слышала «нет» – не можем, не сделаем, не подготовим Оксана Пеленская

Автор поблагодарила издательство «Славянской библиотеки», руководителям и всем, кто способствовал созданию книги. Пеленская добавила, что искренне благодарна всем, кто выдержал эти долгие годы ее написания.

«Сколько я работала, ни разу я не слышала «нет» – не можем, не сделаем, не подготовим. Всегда, куда бы я не пришла, где бы не просила о помощи, всегда меня выслушивали и помогали», – сказала автор.

Лукаш Бабка, руководитель «Славянской библиотеки», рассказал, что после выхода книги издательство уже имеет 40 заказов из Украины, но на этом останавливаться не планируют. Бабак говорит, что дальше ждет работа над популяризацией книги. А поскольку книга вышла при поддержке двух канадских организаций – Научному Обществу имени Шевченко в Канаде и Украинско-Канадском Дослідчо-Документационном Центра – в издательстве надеются, что книга найдет отклик и на западе.

Бабка также рассказал, что «Славянская библиотека» – одна из крупнейших в мире среди тех, которые занимаются книгами, журналами и газетами эмигрантской волны бывшей Российской империи и имеет одну из самых больших подборок украинских книг вне украины. За время своего существования им удалось собрать более 750 тысяч книг и материалов, связанных с деятельностью эмиграции из России, Украины и Беларуси. Я уверен, что это хорошо подготовленный пособие для каждого, кто имеет интерес к истории Украины Лукаш Бабка

«Поэтому книга Оксаны вполне вписывается в круг вопросов, которым мы посвящаем свою работу, – сказал Бабка для Радио Свобода, добавив, что он очень доволен этим изданием, – Работа, финансовые ресурсы и усилия, направленные на подготовку, принесли свои плоды. Я уверен, что это хорошо подготовленный пособие для каждого, кто имеет интерес к истории Украины».

Для автора Оксаны Пеленської это не первое сотрудничество со «Славянской библиотекой». В 2005 году была издана ее книга «Украинский портрет на фоне Праги: украинское художественная среда в межвоенной Чехословакии», посвященная произведениям украинских художников.

Гаага • Днепр • Донбас • Донбасс • Насир

От Сяна до Дона. Писатель Сергей Жадан о Соборности Украины и чужие тезисы

От Сяна до Дона. Писатель Сергей Жадан о Соборности Украины и чужие тезисы
(Рубрика «Точка зрения»)

Все дело, конечно, в языке. В том, как мы говорим. Просто, говоря о себе, мы часто говорим чужими словами. Не удивительно, что именно о себе мы обычно говорим не слишком хорошо. И не совсем точно. Вот, скажем, День Соборности, сама его идея. Все эти наши мосты единения, праздника воссоединения, лозунги о том, что Восток и Запад вместе. Ну и, соответственно, постоянное преткновения на тех же упоминаниях о наши непреодолимые различия, о ментальную пропасть между нами, о границу на Збруче и малороссов на левом берегу. Мы же говорим о это добрых тридцать лет (то есть, как только нам разрешили об этом говорить). Говорим, радостно повторяя с чужих слов мнение о противостоянии Востока и Запада, о несовместимости и бесперспективности сосуществования, о галицкую превосходство и Донбасс, как гангрену. Говорят политики, подхватывают интеллектуалы, подтверждают СМИ, соглашаются неравнодушные граждане. Строят вокруг этого избирательные кампании, формируют национальную идею.

И не то, чтобы в этих разговорах не было и зерна правды. Есть в них, бесспорно, зерно, и отличий каждого из нас бояться вовсе не следует. Отличия наоборот – могут чему-то научить. Скажем того, что страна мы достаточно большая, чтобы о ней представления не ограничивались представлениями о свою улицу, как это у нас иногда бывает. Способность государственного образования сочетать и содержать в себе такие разные составляющие, свидетельствует именно об жизненность этого образования, его естественность, его нормальность в конце концов. Ту нормальность, присутствие которой в наших реалиях так часто и так охотно отрицается – как нами самими, так и нашими соседями по географии.

Иногда кажется, что мы сознательно и добровольно подхватываем чужие тезисы о собственную несовместимость, легко приобщаемся к этому противопоставлению, которое, как нам вот уже столько лет объясняют, делает просто невозможным наше сосуществование в нынешних границах. Так-так, – радостно говорим мы здесь, у себя, на Востоке, – которое сосуществования, когда нас так притесняют, ну конечно. Так-так, – отзывается с Запада, – ущемляют. Ощущение ущемления в собственных границах в чем-то оказывается комфортным. Оно не нуждается в оправдании, оно требует обвинение. И ответственности оно особой не требует – в этом случае достаточно традиционных украинских тоски и волнения.

Мы плохо друг друга знаем. А то, что мы знаем друг о друге, утверждает нас во мнении, что лучше нам друг друга не знать. Вот мы и не знаем – информацию черпаем из сомнительной чистоты источников, личный опыт путаем с анекдотами, собственную принципиальность и бескомпромиссность каналізуємо прежде всего в социальные сети (ну, если на нашей улице есть вай-фай). Нам неинтересно жить без этого ощущения стеснения, без ощущения пребывания во вражеском окружении. Безразлично при этом, что окружают нас прежде всего наши тоска с бентегою. Поэтому мы каждый раз с благодарностью и готовностью реагируем на старательно (хотя иногда – не очень старательно), созданный для нас образ врага, образ чужого. То, что этим чужим, скорее всего, будет такой же обескураживающее и тоскливое украинец – нас не слишком волнует. Мы говорим друг с другом так, как нас научили. А поскольку ничего хорошего нас не учили, то и найти общий язык нам не слишком получается. Ну, по крайней мере, пока что. Все дело в языке, все дело в том, что вещи лучше называть своими именами. И ставить их на свои места.

Потому что, если подумать, несмотря на все различие электоральных предпочтений и вычурность культурных кодов, у нас у всех куда больше общего, чем отличного. Просто мы не очень любим об этом говорить. Общей является наша беспомощность перед теми, кому мы делегируем рычаги власти. Общим является наше нежелание брать на себя ответственность за сделанный нами выбор. Общей является наша беззащитность перед законом. Общим является наше желание этот закон каждый раз обойти. Общим является наше недоверие к собственному государству. И так же общим является непостижимая доверчивость к тем, для кого это государство ничего не стоит. Общим является наше тотальное украинское бездорожье. Но общим также является и наше нежелание ездить хотя бы теми украинскими дорогами, которые все же отремонтированы. Общим является наше уважение к порядку. И общим является нежелание санитарии. Общим является наша готовность говорить о других (чему ярким подтверждением может быть вот этот текст), и общим является наше право не свидетельствовать против себя.

Но есть еще нечто общее. Общей является наша – такая непостижимая, но какая же трогательная – привязанность к этой территории, до наших деревень, городков и мегаполисов, которые мы так нежно любим и презираем. Общей (ну если уж совсем честно) есть наша зависимость друг от друга, зависимость от тех, кого мы так же любим и презираем. Общим является чувство обиды. Но и чувство достоинства тоже является совместным. Каким бы оно не было. Общего больше. А главное: общее – важнее. Поэтому с праздником всех. Подобных и неподобных.

Сергей Жадан – поэт, прозаик, переводчик, общественный активист

Украинский поэт, прозаик, переводчик, общественный активист. Автор, в частности, романов «Депеш Мод», «Ворошиловград», «Месопотамия», поэтических сборников «Цитатник», «Эфиопия».