Category: лытдыбр

Гаага • Днепр • Донбас • Донбасс • Насир

Полиция Чехии: нападающий, который убил 6 человек в больнице, застрелился

Полиция Чехии: нападающий, который убил 6 человек в больнице, застрелился


Подозреваемый в нападении в больнице чешской Остравы застрелился после того, как убил шестерых человек, сообщает полиция Чехии.

По данным правоохранителей, подозреваемый совершил самоубийство, когда полицейские приблизились к его автомобилю.

Стрельба произошла утром 10 декабря университетской больнице Остравы, что в 350 километрах на восток от Праги.

«Это трагично, я просто не понимаю», – сказал чешский премьер Андрей Бабіш.

Он сообщил на общественном телевидении, что трагедия произошла около 7:00 в приемной. Подозреваемый начал стрелять по головам людей с близкого расстояния.



Полиция идентифицировала подозреваемого 42-летнего мужчину. Сразу после нападения он сбежал, полиция организовала масштабную операцию по розыску подозреваемого.

Нападение в Остраве стал вторым по числу жертв массовым убийством в послевоенной истории Чехии. В 2015 году в результате стрельбы в городе Угерски-Брод были убиты восемь человек. Столько же погибли в 1973 году в Праге, когда водитель грузовика Ольга Гепнарова наехала на группу пешеходов.
Гаага • Днепр • Донбас • Донбасс • Насир

Согласие на секс. Три реальные истории девушек-подростков

 Согласие на секс. Три реальные истории девушек-подростков


10 декабря заканчивается глобальная кампания ООН в Украине «16 дней борьбы против гендерно обусловленного насилия», которая началась 25 ноября. В этом году кампания посвящена проблеме согласия в сексе. В Украине секс без добровольного согласия обоих партнеров по 11 января 2019 года считают изнасилованием.

Радио Свобода вместе с активистками молодежного движения TEENERGIZER записали три истории насилия, с которым столкнулись девушки в подростковом возрасте. Мы не придумали ничего лучшего, чем просто написать это на лбу. Буквально

«Эта проблема – острая, болезненная и глобальная. Заявить о ней – пол дела, важно, чтобы нас услышали», – говорят участницы проекта. «Мы не придумали ничего лучшего, чем просто написать это на лбу. Буквально».

Эти три истории – о психологическое, физическое и сексуальное аб'юз (в переводе с английского: «злоупотребление», «оскорбление», «жестокое обращение», «брань», «насилие» – эд.). И о том, что с этим делать, если ты всего лишь подросток.

Я – Полина. Мне было 14 лет, когда бабушка переехала в другой район моего родного города и, как и большинство детей, я проводила львиную долю своих каникул у нее в гостях, во дворе. Именно тогда мой круг друзей изменилось резко и надолго. Мне казалось, что курить, пить алкоголь и энергетики, совершать мелкие проступки – это дико круто

Мне казалось, что курить, пить алкоголь и энергетики, совершать мелкие проступки – это дико круто. Тогда я встретила своего первого парня, который был старше меня на 4 года. Он был красивым, сильным, авторитетным лидером той компании. Первое время все было, как в фильмах: он дарил мне цветы, провожал домой, писал письма от руки, делал комплименты и рассказывал о своей нелегкой судьбе. Доказывал, что в душе он ранимый и добрый парень, хоть и ведет такой «бандитский» образ жизни. Он никогда физически не принуждал меня, мол, это было только мое решение

Когда подходил конец первого года наших отношений, я уже не общалась ни с кем, кроме него: он встречал и провожал меня в школу и в музыкальную тоже, каждый день приходил ко мне домой и был там до того времени, как приходили мои родители. Вторые полгода отношений он начал склонять меня к сексу, но никогда физически не принуждал меня, мол, это было только мое решение, он уже контролировал мои социальные сети и всячески презирал мои увлечения. Тогда я попыталась уйти от него первый раз. Он просил прощения – мне было его жаль, – но уже через секунду кричал на меня и делал виноватой во всех бедах.

Это не проходило бесследно – у меня началась анорексия и трихотиломанія. Справка

Анорексия – заболевание, возникающее преимущественно у девочек-подростков (весьма редко у юношей этого же возраста) и выражающееся в сознательном, чрезвычайно стойком и целеустремленном стремлении к похуданию с возможным летальным исходом.

Трихотиломанія – это периодическое выдергивание собственных волос, результатом которого становится их выпадение.

Я начала пропускать школу, потому что часто падала в обморок и имела пониженное давление. Мои отношения с родителями испортились вконец, и мне просто хотелось исчезнуть. Я была в ужасе и тогда хотела просто наложить на себя руки и даже делала несколько попыток. К счастью, эти попытки были неудачны

Я уже не знала, кто я и что мне делать. Я все еще верила, что он изменится и все наладится, ведь все так классно начиналось. После очередного скандала я окончательно решила разорвать эти отношения, и именно тогда начался шантаж – он обзывал меня проституткой и пообещал всем рассказать, в каком возрасте я потеряла девственность.

Когда началась война на Донбассе, я переехала в другой город и мои отношения с семьей наладились, я рассказала все маме. Все, что было со мной за эти два года. Было нелегко, но теперь я была не одна

Расстояние не останавливала его, и он начал давить на меня еще больше: писал и звонил, угрожая и проклиная, мне и моей подруге, с которой я пошла в новую школу. Было нелегко, но теперь я была не одна. Через полгода он успокоился и заблокировал меня во всех соцсетях. Я выдохнула, ведь сама не решалась это сделать.



Мне было 17, я поступила в университет, отлично училась и мечтала о большие карьерные свершения. Мы познакомились в день рождения парня: я просто решила поздравить, потому что часто его видела на совместных парах. Мы начали общаться, позже – встречаться. Я была безумно влюблена. После первого секса чувства стали еще сильнее. Я была безумно влюблена

Постоянные упреки, просьбы отчитываться о том, с кем и где я провела день, а потом отказа заниматься со мной любовью – я, обычная влюбленная девочка, начала искать недостатки и проблемы в себе. Язвительные шутки насчет моей фигуры загоняли в угол. Поэтому два месяца я искала в себе тысячу и один недостаток, закрылась в себе, ненавидела в себе каждый нанометр своего тела. Я уже не могла заниматься сексом при свете, не снимала футболку и бюстгальтер. Язвительные шутки насчет моей фигуры загоняли в угол. Поэтому два месяца я искала в себе тысячу и один недостаток, закрылась в себе, ненавидела в себе каждый нанометр своего тела

Потом была моя поездка за границу: я просто взяла и поехала. Ходила в бар с новыми друзьями, праздновала с ними Хеллоуин в клубе до самого рассвета. Мне было 19 лет, и мне хотелось жить радостно. Отношения перешли в телефонный режим: каждый раз звонки становились все тяжелее, было все больше подозрений и ревности ко мне. Я не выдержала, и сказала абсолютно все, что думала в тот момент. Отступать было некуда.

Наш разрыв стал моим первым актом независимости. Я была совсем не уверенной в себе, не хотела открываться и боялась близких отношений. С этого момента начался долгий путь психокорекции.

Мне 15 и я жду, что жизнь вот-вот начнет меняться. Мои родители развелись, и я была вынуждена покинуть спорт, которым занималась с детства. Там остались все мои друзья и, собственно, вся моя жизнь. В сентябре я пошла в 10 класс, и присоединилась к самой модной компании своей школы. Алкоголь, сигареты, тусовки – все выглядело так по-домашнему и круто, как в сериалах. Алкоголь, сигареты, тусовки – все выглядело так по-домашнему и круто, как в сериалах

В старших классах давление учителей усиливался, и внезапно для меня умер близкий мне человек. Давление было бешеным, я не могла справиться с этим, и не имела к кому обратиться за помощью. Я начала травмировать себя: резала руки, морила себя голодом.

Мне казалось, что мои друзья чувствуют нечто похожее. Я проводила с ними почти все время, среди них был и мой парень. Я чувствовала заботу и любовь, даже какое-то утешение в этих отношениях. Я не видела видимых причин своим мыслям «мой парень столько вытерпел со мной, наверное, это – судьба, но почему мне так плохо?»

При этом я часто чувствовала себя подавленной, и сменила несколько психотерапевтов, отказалась от стационарного лечения, стремилась изменений, и мои друзья со школьной компании оставались рядом. Казалось, что все наладилось, и я не видела видимых причин своим мыслям «кому я буду нужна, если не им?», «мой парень столько вытерпел со мной, наверное, это – судьба, но почему мне так плохо?». Он изнасиловал меня в мой день рождения. А на утро я прошла самые сложные 200 метров в своей жизни – от машины до дверей маминой квартиры

Я захотела закончить отношения, и хотела разойтись по-хорошему: я была благодарна за то, что он поддерживал меня, но ничего не получалось, а если получалось – ненадолго. В свой 16-й день рождения я решила начать новый год своей жизни без него. Мои друзья и семья все-таки уговорили меня его пригласить, из вежливости. Зря.

Мой шестнадцатый день рождения стал самым страшным днем в моей жизни. На мой праздник все пришли нарядные, с подарками. Потом был алкоголь. Все разошлись кто куда. А потом мне было страшно. Он изнасиловал меня в мой день рождения. А на утро я прошла самые сложные 200 метров в своей жизни – от машины до дверей маминой квартиры. Я чувствовала себя грязной, будто мне не отмыться от этого позора. Тот парень говорил, что это – клевета, друзья не верили мне, говорили, что я сама виновата в том, что произошло. Я и сама даже начала сомневаться, я была одна

Я лежала две недели подряд, отказывалась вставать. Постоянно плакала. Мне было очень больно. Я чувствовала, что меня отобрали у меня самой. Когда я рассказала в компании об этом, они никак не отреагировали. Тот парень говорил, что это – клевета, друзья не верили мне, говорили, что я сама виновата в том, что произошло.

В какой-то момент я и сама даже начала сомневаться, я была одна. Еще некоторое время продолжала общение с ними – получила психиатрический диагноз, и как будто «протрезвела». Я прошла терапию с психологом и нашла новых друзей. Окончив школу, я переехала в Киев и поступила в один из лучших вузов Украины. На протяжении своей жизни

треть всех женщин и девушек подвергаются физическому или сексуальному насилию, а половина погибших в мире женщин становятся жертвами насилия со стороны своих партнеров или семьи, сообщает ООН. По приведенным ранее данным Фонда ООН в области народонаселения, от насилия (физического и сексуального) страдают 1,1 миллиона женщин в Украине на год.
Гаага • Днепр • Донбас • Донбасс • Насир

«Пусть Россия себя прокормит»: украинцы и россияне о будущем ОРДЛО

 «Пусть Россия себя прокормит»: украинцы и россияне о будущем ОРДЛО
«Пусть Россия себя прокормит»: украинцы и россияне о будущем ОРДЛО

Чего ждут мирные жители оккупированных территорий? Журналисты проекта Радио Свобода «Донбасс Реалии» провели опрос в Донецке. А также поговорили с россиянами в Москве, что обычные люди думают о войне на Донбассе? Далее – прямая речь.





Хотели бы вы, чтобы Россия присоединила Донбасс? Донецк

«Да, хотим жить в мире», – ответила она.

«Очень хотела бы, мечта! Ибо после того, что с нами сделала Украина – не забудем, не простим никогда», – отрезала женщина.

«Почему бы и нет? Ну, с Россией, мне кажется, даже лучше будет», – считает мужчина.

«Да, потому что мы все русскоязычные, славяне. Это логично», – добавила жительница оккупированного Донецка.

«Я, конечно, хочу. Я родилась в России, на Дальнем Востоке. Если честно, очень ждала, что это будет «подарком», как говорится, на блюдечке с голубой каемочкой, но что-то, как всегда... Чтобы все было спокойно, хорошо», – ответила женщина.

«Ну конечно, у меня там родственники. Мне кажется, главное, чтобы мир был и все будет хорошо. Я не знаю. Войны не будет у нас – все станет на свои места. Но и в Украине у меня родственники. Хочется, чтобы все было хорошо», – говорит дончанка.

«Конечно, потому что такая обстановка сейчас», – говорит жительница Донецка. Нам было бы легче. Экономическая блокада была бы снята

«Нам было бы легче. Во-первых, экономическая блокада была бы снята, и все остальное. Ну и мы стремились к этому», – отметил дончанин.

«Нас Украина столько оскорбляла, как думаете, столько убито людей. Я думаю, что Россия не оставит нас», – ответила местная жительница.

«Конечно, очень хочу. Это же наша помощь, наша защита, наша родина, первоначальное корни», – говорит женщина.

«Украина уже показала, что она не хочет, чтобы мы приходили к ним», – отметил дончанин. «50 на 50, пока еще не могу определиться

«Во-первых, мы все русскоязычные люди. Во-вторых, когда был Советский Союз, мы все равно относили себя больше к русским, чем к украинцам», – говорит мужчина.

«50 на 50, пока еще не могу определиться», – ответила женщина.

«Для того, чтобы не было розв'язанння третьей мировой войны, нужно просто наше терпение и мудрость руководства Российской Федерации», – ответила женщина. Это очень серьезная шахматная игра, не все так просто решается

«Я этим интересуюсь, слушаю, читаю в интернете много лент информационных, я поняла, что это очень серьезная шахматная игра, не все так просто решается. Ну не можно так быстро и просто, к сожалению для нас», – говорит женщина.

«Нужна политическая воля руководства Российской Федерации – и больше никаких проблем в этом нет», – ответил дончанин.

«Думаю, есть политические вопросы, которые еще не решены», – считает мужчина.

«Потому что Зеленский не хочет идти на переговоры, посидеть за круглым столом», – говорит жительница оккупированного Донецка.

«Надо чтобы Путин признал нас скорее. От него наверное зависит. Чего он нас не признает? Признал бы, давно уже были бы в России», – говорит женщина.

«На все нужно время. Вы знаете, кто в плохие времена поднимается? Тот, кто только всплывает. Так было, есть и будет во все времена. Об этом нам говорит вся история. Все это уйдет рано или поздно и Донбасс заживет новой, прекрасной жизнью. У нас прекрасные люди. Таких душевных людей нигде нет, я объездил все», – отметил дончанин.

«В первую очередь нужно желание России, чтобы мы к ней присоединились. У нас желание такое есть», – ответила женщина.

Хотели бы вы, чтобы Россия присоединила Донбасс? Москва А давайте еще Сирию присоединим!

«Нет, пусть Россия себя прокормит. А у нас все проблемы решены в России? У нас все решено с больницами? С летними? С людьми, которые лекарства не могут найти? Мы все решили? А давайте еще Сирию присоединим! Что там еще у нас есть. Кто еще к нам приедет? Нет-нет, я против», – ответила жительница Москвы.

«Нет, нужно договариваться с Украиной. Нам нужно с ними как-то налаживать отношения, а присоединять Донбасс – не вызовет такую реакцию», – добавила другая россиянка.

«Все люди, которые хотели бы присоединиться к России, которые действительно принимают российскую политику такой, какая она есть, без всяких украшений и без всяких сплетен, то, конечно, я считаю, что они должны быть вместе с нами, потому что мы же одно целое, мы один народ», – ответила девушка.

«Должна, наши люди там, русские, наши единомышленники. Мне кажется, мы одинаковые. Оно когда-то было наше. По-моему, они нашими так и остались по духу», – считает пожилая женщина.

«Если такой выход закончит кровопролитие, то наверняка. Выход который закончит кровопролитие, я бы приняла любой. Не знаю, кто должен кого куда присоединять, только чтобы они перестали воевать», – отметила женщина.

«Ни в коем случае, потому что Донбасс – это Украина. Россия и так вляпалась, она еще хочет вляпаться еще дальше?» – ответил мужчина.

«Это не нам решать. Если они хотят, пусть они сами решают этот вопрос. Если страна не хочет его присоединять к себе на нормальных условиях, а что людям делать?» – ответила женщина. Зачем он нужен? Это лишние расходы!

«Зачем он нужен? Это лишние расходы! Лишние расходы для нас. Вот я пенсионер. Для меня это лишние расходы, понимаете?» – отметил пожилой человек.

«Я думаю, что так. Потому что Донбасс – это истинно русская территория была, поэтому я считаю... Просто я не помню историю, почему вдруг отошел Украине этот Донбасс, но это российские территории, так что....» – ответил мужчина. Почему Россия не присоединила Донбасс?

«Ситуация у людей крайне неприятная, очень людей жалко, может, они во что-то верили, чего хотели, а у них вот все получилось. Но может они сами разберутся как-то уже, а? Хватит нам уже везде влезать!?» – подчеркивает жите��ька Москвы.

«Конечно, людям надо объяснять, которые на Донбассе. Я не думаю, что они с радостью пойдут обратно в Украину, но что делать, надо договариваться. И если Украина будет готова пожертвовать Донбассом, тогда наверное надо будет присоединять, а если нет – то не надо», – считает россиянка.

«Здесь, как бы, какие бы условия не ставили сами люди, в любом случае их будут устанавливать политики. И дело людей только в том, что соглашаться с этими условиями или нет», – считает девушка. Если это действительно территория другой страны – мы ждем пока это государство само решит эти проблемы

«Если это действительно территория другой страны – мы ждем пока это государство само решит эти проблемы. На самом деле, все правила давно уже прописаны. Они же подписывали Минские соглашения, вот пусть выполняют. Они же не собираются их выполнять», – говорит женщина.

«Ну, Россия вмешиваться не может туда, конкретно. Если бы вдруг наше правительство решило военную силу послать, инструкторов каких-то, но пока на это не идут, потому что это будет скандал, скажем так, ой, ой, ой... Но они пока молодцы, нормально держатся, я считаю, не сдают позиции», – говорит мужчина.

«Тот, кто заварил эту кашу, пусть и расхлебывает. А я не знаю, кто заварил, какие-то олигархи, пусть они и расхлебывают. Кому там уголь нужен! Мне не требуется! Вот я простой человек. Мне не нужно. Я хочу спокойно жить, получать свою пенсию, чтобы был мир и спокойно жить. А сейчас Крым мы присоединили – вот так вот залезли. А сейчас Донбасс – это вообще. Вот лично я не переживу уже этого, пока это будет восстанавливаться. Поэтому вот такое мое мнение. У нас всего полно и без Донбасса», – резюмировал пожилой мужчина. Пять лет мы убивали на Донбассе, а теперь чтобы он стал нашей территорией?!

«Донбасс – это украинская территория, это может быть только Украиной! Как и Крым, в конце концов. Пять лет мы там убивали людей и теперь это стало нашей территорией?! Нет, я с этим не согласна», – ответила жительница Москвы.

СМОТРИТЕ ПОЛНЫЙ ВЫПУСК ПРОГРАММЫ «ДОНБАСС РЕАЛИИ»:





Гаага • Днепр • Донбас • Донбасс • Насир

«Слова о массовый переезд украинцев в Крыму ‒ «фейк»: кто и зачем приезжает на полуостров

 «Слова о массовый переезд украинцев в Крыму ‒ «фейк»: кто и зачем приезжает на полуостров


Украинцы переезжают к аннексированного Крыма на постоянное место жительства в поисках социальных гарантий и лучшей жизни – такое мнение высказала в комментарии российскому агентству «РИА Новости Крым» председатель российской общественной организации «Украинская община Крыма» Анастасия Гридчина. По ее информации, есть крымчане, которые переехали на материк, но «разочаровались в украинском правительстве и вернулись».

Ранее на встрече с иностранными журналистами спикер российского парламента Крыма Владимир Константинов заявил, что с 2014 года в Крым на постоянное место жительства прибыли около 170 тысяч человек, причем более 50 тысяч из них – украинские граждане. По словам Константинова, лишь 7 тысяч крымчан уехали на материковую Украину. В то же время, по официальной статистике украинской власти, как внутренне перемещенные лица зарегистрированы более 40 тысяч жителей полуострова.



Крымский политолог Евгения Горюнова уверена, что российская власть полуострова имеет неверную статистику.

«Я просто не понимаю, откуда они берут такие цифры. Такое впечатление, что этот набор формируют просто с потолка: если мы посмотрим официальную статистику, которой можно доверять или нет, но это единственное, что у нас есть относительно Крыма, – то она дает совершенно другие цифры. С 2014 до 2019 года в Крым приехали 252 тысячи человек, из них 154 тысячи в Автономную Республику Крым и 98 тысяч – в Севастополь. Среди них 161 тысяча россиян, остальные – жители других стран постсоветского пространства. По официальной статистике нельзя понять, кто из них приехал с материковой части Украины, но из оставшихся 90 тысяч никак не выходит 170, о которых говорил Константинов», – говорит она.

Евгения Горюнова указывает на то, что украинцы ехали в Крым главным образом в 2014-2015 годах, во время наиболее «горячей» фазы войны на Донбассе. Слова про массовый переезд тысяч украинцев в Крыму – «фейк» и наглая ложь Евгения Горюнова

«Кто-то сумел там закрепиться, кто-то не смог – кто-то вернулся на территорию, подконтрольную так называемым «ЛДНР», кто-то поехал на территорию, подконтрольную Киеву. Все это абсолютно не просчитано, так что слова про массовый переезд тысяч украинцев в Крыму – «фейк» и наглая ложь. А крымчан, наоборот, стало выезжать очень много, особенно в 2017-2018 годах, судя по официальной статистике. Она не очень четкая, потому что крымчане, которые выезжают на материковую Украину, не всегда выписываются и снимаются с регистрационного учета. Минсоцполитики Украины приводит данные, что только на официальном учете стоит более 40 тысяч вынужденных переселенцев из Крыма. Учитывая тех, кто не оформлял эти справки, мы можем добавить еще 10-15-20 тысяч. Это однозначно десятки тысяч людей. С каждым годом количество людей, которые оставляют «счастливый Крым», растет», – говорит политолог.

Евгения Горюнова добавляет, что много молодых крымчан едут на заработки в соседнюю Россию, преимущественно в Москву и Санкт-Петербург. По мнению крымского политолога, отток населения детородного возраста негативно влияет на демографическую ситуацию в Крыму, где остаются люди старшего возраста и пенсионеры – все это на фоне высокой смертности.

«Кстати, Анастасия Гридчина забыла сказать, что социальные гарантии не распространяются на украинцев без крымской прописки. Люди, которые таким образом приедут в Крым, будут считаться иностранцами, там целая процедура получения разрешения на проживание. Им нелегко будет решить социальные вопросы. К тому же, мест в детских садах в Крыму не хватает по той количества россиян, которые приезжают со своими детьми. Так что здесь ложь на лжи и ложью погоняет, чтобы показать, как прекрасно жить в российском Крыму», – отмечает она.

Заведующий сектора миграционных исследований украинского Института демографии и социальных исследований Алексей Позняк предполагает, что сведения, озвученные Владимиром Константиновым, – не более чем политическое заявление. Озвученные цифры вызывают большие сомнения. Мне кажется, это чистая политика Алексей Позняк

«Вообще, все эти цифры берутся из статистики регистрации места проживания, где, в частности, фиксируется и гражданство. У меня нет информации, которая подтвердила бы или опровергла утверждение крымской власти. Но учитывая общее понимание ситуации, озвученные цифры вызывают большие сомнения. Мне кажется, это чистая политика. Крымская власть хочет продемонстрировать, будто к ним приезжают с материковой части Украины, акцентируют на этом внимание. Конечно, они не будут уточнять, что это происходит с территории Украины, где ведутся боевые действия», – обращает внимание специалист.

Руководитель Крымскотатарского ресурсного центра Эскендер Бариев считает, что украинцам небезопасно посещать Крым даже как туристам. Аннексирован полуостров посещать опасно Эскендер Бариев

«По наблюдениям наших активистов, действительно, в первые годы после аннексии из Донбасса ехали украинские граждане в поисках лучшей жизни. Но они остаются «иностранными гражданами»: только те, кто имел крымскую прописку на момент оккупации, в соответствии с так называемого российского законодательства, автоматически стали гражданами России. Действительно, получить разрешение на жительство жителю материковой Украины сложно. Со своей стороны, мы всегда призывали украинцев не посещать Крым, потому что была масса случаев, когда в отношении них проводились репрессии, их похищали и тому подобное. Все-таки аннексирован полуостров посещать опасно. Оккупационным властям, конечно же, очень важно демонстрировать всему миру информацию, якобы в Крыму все спокойно и хорошо. На самом деле они избавляются от неугодных и запугивают населдения репрессиями», – говорит он.

Эскендер Бариев отмечает, что на этом фоне идет активный процесс замещения крымчан россиянами.

«С каждым годом количество россиян, которые приехали на территорию Крыма, увеличивается. Это российские госслужащие, сотрудники спецслужб и их семьи, военнослужащие и, конечно, пенсионеры из северных регионов России. В Симферополе и Севастополе идет массовая застройка многоквартирными домами. Таким образом Россия пытается закрепить оккупированный Крым за собой, нарушая четвертую Женевскую конвенцию», – отмечает крымскотатарский деятель.

Гаага • Днепр • Донбас • Донбасс • Насир

«Жуткая эклектичная мешанина»: почему байкеры Залдостанова пытаются учит молодых луганчан

 «Жуткая эклектичная мешанина»: почему байкеры Залдостанова пытаются учит молодых луганчан
«Жуткая эклектичная мешанина»: почему байкеры Залдостанова пытаются учит молодых луганчан

«Русский реактор» – так называется получасовое видео, которое сняли байкеры из клуба «Ночные волки», известные своими пророссийскими акциями. Путинские мотоциклисты называют свой фильм историческим. И на днях на него группой повели студентов в оккупированном Луганске. По словам лидера байкеров Александра Залдостанова, эму интересна, в первую очередь, реакция молодежи. Чему в этом фильме обучают?

В луганском кинотеатре «Русь» студентам бывшего университета имени Шевченко (ВУЗ переведена на свободную территорию Украины, но у него осталась и «оккупированная» часть) показали пропагандистский фильм «Русский реактор». Это творение возят по городам России и оккупированных ей территорий уже час, и снял его мотоклуб «Ночные волки».

Подконтрольные оккупационной администрации Луганска СМИ показывают «картинку» большого интереса среди молодежи. На фоне сидящих в зале и стоящих студентов, а также незанятых кресел голос за кадром вещает: «Кинокартину «Русский реактор» на «большом экране» в Луганске показали не впервые, и сейчас свободных мест в зале нет. Некоторые смотрели фильм даже стоя». В зале действительно видна исключительно молодежь – парни и девушки лет 17-ти-20-ти.

А вот как автор сюжета излагает содержание фильма: «В 35-ти минутах – столетняя история победы великой державы. Начиная от Октябрьской революции до событий в Донбассе». Вот только какая великая держава и кого победила в Октябрьской революции, а кого – на Донбассе? Автор не уточняет.

А на киноэкране между тем маршируют люди с портретами, триколорами и советскими флагами. Это шествие похоже на акцию «Бессмертный полк». На фоне всего этого стихи читает президент мотоклуба «Ночные волки» Александр Залдостанов по прозвищу «Хирург». Залдостанов, по словам автора сюжета, назвал свой фильм «своеобразным уроком истории».

В фильме байкер декламирует: «Победой и славой работает в каждом из нас. И мы исторически правы, что сердце болит за Донбасс».

До этого Залдостанов лично был в Луганске и провозглашал единство с Донбассом: «Когда я думаю... о ваших поступках, о том, как Донецк, Донбасс грудью закрыл собой Россию тогда, в 14-м году. Мне кажется, что... мы все донецкие, мы все луганские».

Естественно, показали в сюжете канала «ГТРК ЛНР» и благодарного молодого зрителя. Вот что говорит студент, одетый в спортивную кофту с логотипом и лозунгом известной американской компании: «Мне фильм понравился очень сильно. И в этом фильме показана вся столетняя история нашей страны. Как она менялась с Российской империи по наши времена. Я просто ценителей истинной истории. И за счет того, что там показали события именно так, мне фильм очень понравился».

«Псевдореконструкторы»

Говоря о названии видео, Залдостанов пояснял: «Россия есть реактор. Как сказал президент (Путин – ред.), «в сердце русского человека гудит тот самый реактор, который толкает страну вперед, даже в самые черные годы ее беды».

А вот с объяснением содержания кино – сплошная таинственность. Вот что говорит Залдостанов: «Он не только в истории России, о столетней истории. Но он еще и о том самом феномене, который является таким таинственным явлением. Это явление действительно необъяснимое людскими радениями или какими-то политическими доктринами. Это явление таинственное, как таинственный и сам русский реактор».

О какой истории говорит байкер? Дело в том, что «Ночных волков» Россия повсеместно использует для прививания гражданам особого взгляда на историю. Сергей Громенко, кандидат исторических наук, рассказывает: Залдостанов давно известен как постановщик именно псевдореконструкторского ура-патриотического российского театрального дискурса. Почему же «псевдо»? Громенко объясняет: «Псевдореконструкторского – потому что там нет тщательного подхода к деталям. А больше внимания сосредотачивают на хайпе. И с самого начала 14-го года, и до сегодня в Крыму, а конкретно в Севастополе не обходится ни одно крупное русское патриотическое мероприятие без колонн байкеров, которые ведут за собой вот этих псевдореконструкторов в советских шинелях и в российской форме, которые показывают мощь и величие России».

Такие зрелища, по мнению Громенко, ориентированы на людей, которые не имеют доступа или широко не пользуются интернетом. «Они (мероприятия – ред.) дают то, чего многим россиянам, и молодым в том числе, не хватает, – чувство сопричастности... Если Путин ориентирован не на хипстеров из Москвы бородатых, а на среднестатистического рабочего «Уралвагонзавода», то точно так же все российские молодежные патриотические мероприятия рассчитаны на провинциальную молодежь. Провинциальную не в смысле жизни, а в смысле мироощущения. Те, кто ни разу за границей не жил, точно попадают в эту категорию».

Андрей Дихтяренко, журналист Радио Свобода и главный редактор «Реальной газеты» из Луганска, говорит, что активность «Ночных волков» на оккупированных территориях Донецкой и Луганской области просто колоссальная, и их противоречивые лозунги Кремль выбрал как базовые для насаждения на Донбассе. А Донецк и Луганск, по мнению журналиста, пропагандисты используют как полигон: «Они являются представителями наиболее махровой, русскомирной пропаганды, эклектичной: они пытаются объединять какие-то российские имперские идеологические конструкты с советскими идеологическими конструктами», – говорит Дихтяренко.

Же��телей Донецка и Луганска, в том числе и молодежь, оккупационные администрации сознательно ограничивают в просмотре украинских телеканалов, вот общемировой информационной повестки дня и жестко навязывают свой взгляд на историю и роль в этой истории Донецка, Луганска и России – описывает реалии оккупации Дихтяренко.

А вот как он оценивает само «творение» байкеров: «Фильм «Русский реактор», насколько я его смотрел, конечно, жуткая эклектичная мешанина, сам по себе он вряд ли был бы интересен молодежи. Но просто проблема в том, что других фильмов, которые бы объясняли эту точку зрения, нет. Альтернативной точки зрения на эти вопросы тоже нет: она активно вычищается».

На насаждение пропаганды оккупационные администрации затрачивают много усилий. Но, по мнению журналиста, они не дадут ожидаемого эффекта, ведь молодежь более ориентированная на интернет.

ПОСЛЕДНИЙ ВЫПУСК РАДИО ДОНБАСС.РЕАЛИИ:



Гаага • Днепр • Донбас • Донбасс • Насир

«Вы только ребенка не ешьте»: как на Донбассе изменилось отношение к военным

 «Вы только ребенка не ешьте»: как на Донбассе изменилось отношение к военным
Олеся Анастасьєва

Там война. Там ты нужен. Там есть побратимы, которые всегда придут на помощь, потому что вы ВМЕСТЕ защищаете Украину. Здесь мир. Здесь о войне слышат из новостей. И даже близкие не всегда понимают, что с тобой происходит. Два разных мира для военных, которые только вернулись с войны. Как тем, кто вернулся с фронта физически, вернуться из него и психологически? Изменились ли за 5 лет войны отношение гражданских к людям в камуфляже?





– Как изменились взаимоотношения между гражданскими и военными от начала войны до 2019 года? До 2014 года этот регион был изолированным от гражданско-военного диалога Алексей Ноздрачев

Алексей Ноздрачев, начальник управления гражданско-военного сотрудничества Вооруженных сил Украины: В 2014 году Вооруженные силы в Донецкой и Луганской областях не имели своих органов военного управления, частей, за исключением военкоматов и некоторых подразделений воздушных сил. Этот регион был, можно сказать, изолированным от гражданско-военного диалога. И поэтому, когда первые подразделения Вооруженных сил Украины стали появляться в этих областях, то три чувства приходят мне на ум: страх со стороны гражданского населения, непонимание деятельности Вооруженных сил и определенное недоверие или даже презрение, которая была воспитана благодаря российской пропаганде, которая действовала там все эти двадцать с лишним лет. Именно она и нарисовала образ военного ВСУ не как защитника, а как какого-то агрессора. И я помню общение с командирами на то время аэромобильных частей, они говорили: «Мы на своей территории находимся в окружении врагов». То есть такое было отношение к ним.

Мы отказались от мемов Второй мировой войны, где война шла по территории, зато начали строить культуру относительно освобождения для защиты Алексей Ноздрачев

С того времени очень много изменилось. Мы начали общаться с людьми, вытеснять информационный вакуум и шлак российской пропаганды с их мозгов. Кроме того, объясняли нашим военным, что военная сила – это не только рубить, резать, стрелять, это в первую очередь, защищать, восстанавливать. Задача была очень сложная. Но Вооруженные силы начали формировать свое видение. Отказались от мемов Второй мировой войны, где война шла за территории, населенные пункты, стратегические объекты. Зато начали строить культуру относительно освобождения для защиты, для создания условий экономического, политического и гуманитарного развития, чтобы создать новый социум, который будет жить по более высоким стандартам не только на Донбассе, но и на остальной территории Украины.





– Вам как военному приходилось сталкиваться с негативным отношением лично к себе? Мы стояли, взрослые мужчины – спецназ, десант, и плакали. Как можно было довести людей до ситуации, когда гражданин твоей страны считает тебя за убийцу? И чтобы придать этому человеку хлеб, ты должен все это услышать и принять на себя Алексей Ноздрачев

Алексей Ноздрачев: Постоянно,особенно в 2014-15 годах. Наиболее яркое – освобождение Красногоровки. Была информация, что там гуманитарная катастрофа. Мы взяли с собой воду и продукты, приехали. Красногоровка – это город 20-25-тысячное, но не было никого совсем. Мы нашли людей только за несколько часов в бомбоубежище музыкальной школы. Они нас увидели и открыли дверь бомбоубежища, а там была маленькая девочка. Такая вся чумаза, которая боялась, но понимала, чтобы без воды и пищи уже не может. И мама подавала нам этого ребенка со словами: «Вы только ее не ешьте». Мы стояли, взрослые мужчины – спецназ, десант, и просто плакали. Как можно было довести страну и людей до ситуации, когда гражданин твоей страны считает тебя за убийцу? И ты для того, чтобы предоставить этому человеку хлеб, должен все это услышать, и принять на себя.

Но вы должны понимать, что люди проявляют агрессию, когда боятся твоих действий. Поэтому задача Вооруженных сил Украины – это информировать и защищать своих людей, чтобы не боялись, а помогали.



– Каков ваш рецепт военному, которому в лицо сказали, чтобы он «убийца» и «бандеровец». Что он должен ответить?

Алексей Ноздрачев: Для тех военных, которые впервые выполняют задание, простейшее правило: «Делай то, чему учила тебя мама». Ни одна мама, какая бы она не была, не учила своего ребенка плохому. То есть общайся с уважением, не нарушай культуру или традиции тех людей, где находишься, и держи себя в руках. После этого у тебя появляются устоявшиеся традиции поведения и культуры. Ты приобретаешь жизненный опыт, а там Вооруженные силы тебя научат, как надо вести себя в кризисных ситуациях. Для этого у нас есть и специальные тренинги, психологи, капелланы, которые, в том числе, обучают военных, как себя вести среди гражданских.



– Что делать ветеранам, чтобы социализироваться после войны? Если мне повезло не иметь ранений физических, это все равно травматический опыт Роман Набожняк

Роман Набожняк, ветеран, соучредитель Veterano Brownie: Обязательно идти к психологу. У меня так же было просто must have – медицинское обследование. И у меня даже не возникало какого сомнения, что нужно проходить психологическую реабилитацию. Если мне повезло не иметь ранений физических, это все равно травматический опыт и с травмами должны работать специалисты. Что дальше? Вспомнить о своей мечте и достигать ее. Когда каждый переживал моменты «сейчас мне конец», но повезло выжить и вернуться – это шанс. Это возможность делать то, что ты хочешь.

Если чувствуешь, что есть проблемы, подойди к психологу, собратьев, друзей Борис Овчаров

Борис Овчаров, позывной «Дончанин»: Недавно у многих в друзьях от одного человека выскочил сообщение «вішався второй раз, веревка оборвалась». Я написав: «Давай привезу покрепче». Я к таким отношусь так – это слабые люди. Ты защищал Украину, ты являешься образцом для многих людей в Украине, и ты выходишь показываешь себя слабаком, ты не имеешь права этого делать. Если чувствуешь, что есть проблемы, подойди к психологу, собратьев, друзей. Мы столкнулись в Киево-Могилянской академии с волонтерами. Они хотят подготовить для первой психологической помощи именно ветеранов. То есть группки, чтобы свои звонили своему. Потому что если мне позвонят, я наору матом, но переадресую на психолога. Но есть те, которые как бы успокаивают, но еще более могут подтолкнуть (до самоубийства – ред).Поэтому я считаю, что это будет важный проект, потому что сначала звонят до своих, которые понимают.



Алина Михайлова, доброволец Первой отдельной штурмовой роты ДУК «Правый сектор»: Как оказалось, в Штатах у военных такие же проблемы, как у военных в Украине: меня не понимают, я ничего не могу, я не могу себя реализовать, или я не хочу, я не хочу чтобы меня трогали. В первую очередь, важно, чтобы политика и решения этих вопросов внедрялась на уровне государства, на уровне людей, начиная от воспитания уважения к военному.

Как помочь вернуться каждом военном? Спросить, за что я благодарен этому там бойцу, и жить с уважением к концу своей жизни к тому, благодаря кому ты мог работать и жить спокойно все эти годы. Я имел возможность выращивать своих детей... Я тебе благодарен за это. Когда человек возвращается с фронта, она также продолжает борьбу за себя, за тех людей, которые до сих пор на фронте, за Украину, за свою семью Алина Михайлова

Во-вторых, есть вопрос того, что многие военные считают, что им кто-то виноват и человек живет с мыслью-мне все должны, я – молодец. Это загоняет в тупик. Важно не жить с мыслью, что тебе все должны, а жить с мыслью, что ты должен вернуться и продолжить борьбу не на фронте, а в тылу. Твоя жизнь – это постоянная борьба, и за что ты борешься, уже сам решаешь. Когда человек возвращается с фронта, она также продолжает борьбу за себя, за тех людей которые до сих пор на фронте, за Украину, за свою семью.



И третье – это образование. Это очень важно. Я сейчас поступила по такой программе ветеранский на второе высшее образование и для меня это как свет в конце тоннеля на самом деле. Ты чувствуешь, что впервые получил признание для того, чтобы дальше реализовывать их в своей дальнейшей борьбе. Но опять же, человек должен сначала понять, для чего ей это надо. В Украине сейчас есть много программ. Они все являются преимущественно негосударственные. Это и образование, это и психологическая реабилитация, это какие-то проекты, которые помогают военным вернулся. Но опять же у нас не прошло столько времени для того, чтобы этих проектов было много в масштабе всей страны, чтобы помочь каждому.



Отец Андрей Зелинский, военный капеллан: Думая о войне, как важнейшую угрозу, видимо, выделяем именно угрозу собственной жизни. А существует другая угроза для меня, кроме пули, осколков от снарядов, существует еще монотонность – 9 месяцев на одном месте в одном окопе. Она имеет свои характеристики. Это очень депрессивный период и соответственно к этому также нужно как-то людям справляться. Итак, все вещи требуют хотя бы базового понимания, кто я и что я здесь делаю, смысл, который позволяет человеку прорваться, ответ на вопрос зачем, которое позволяет потом справиться с любым «как», как говорили классики. В отношении гражданского населения ситуация однозначно такая же вроде. Не существует единого опыта украинской войны, как со стороны военных, так и со стороны гражданских.



Диагноз украинского общества в плане нашего отношения к военным – недостаток доверия Андрей Зелинский

Если одним словом как-то очертить диагноз украинского общества в плане нашего отношения к военным – это недостаток доверия. Недоверие – она в основе всего. Она пугает, а собственно, страх всегда провоцирует агрессию как механизм самозащиты.

Изменение отношения требует очень много времени, усилий и самое главное, качественного человеческого общения, когда есть доверие и это единственный, как на меня, ключ к изменению отношения. Помню случай, один из моих друзей вернулся с задания и рассказывает, что во время зачистки одного из городов услышал, как кто-то дергал его за штаны. И видит, маленький ребенок. Говорит: «смотрит малый ребенок, смотрит ему в глаза и говорит: «дядя, дядя, мы в вас верим». Это для него стало таким зарядом на всю жизнь. Когда он это рассказывал, у него был огонь в глазах и он говорил, что это был для него был самый важный момент этой войны.
Гаага • Днепр • Донбас • Донбасс • Насир

В Украине привлекает свобода – Евгений Киселев о русских эмигрантах

 В Украине привлекает свобода – Евгений Киселев о русских эмигрантах


Русские в Украине стали важной частью ее политической жизни после 2014 года. Что привлекает россиян в Украине? Что им не нравится в Украине и сталкиваются ли они с русофобией? И разделяют ли они для себя Семью и россиян как соотечественников – и политический режим Путина?

Об этом в эфире Радио Донбасс.Реалии рассуждал украинский журналист, автор фильма «Понауехавшие. Русские эмигранты в Украине – от политических до романтических» Евгений Киселев.



– Евгений, вы перешли в YouTube, открыли собственный канал «Кисельные берега». Первый фильм как раз о русских эмигрантах. Очень интересно посмотреть на россиян в Киеве вашими глазами. Открывается перспектива их жизни в России. Вы сами живете в Киеве 11 с половиной лет. Гораздо больше многих ваших собеседников в фильме.

– Есть люди, которые и дольше меня живут. Но у всех разная судьба. Одна из моих героинь Полина Лаврова, глава небольшого артхаусного издательства «Лаурус», вышла замуж за украинского бизнесмена, и они долго с мужем решали, где будут жить. Она решила, что переедет к мужу в Киев. А потом ее с разных сторон там достала политика. Полина Лаврова оказалась единственной издательницей, которая на русском языке издала перевод книги Билла Браудера «Красный протокол».

– А когда переехала Полина Лаврова?

– В 2006 году. Есть люди, у которых судьба складывалась в несколько этапов. Я приехал работать в Украину, меня никто не преследовал, никто не выгонял. Просто на телевизионном рынке мне не было работы. Мне был выписан запрет на телевизионную профессию. Я работал на радио «Эхо Москвы», писал в изданиях. Но моя любовь – телевидение. И когда меня позвали работать в Киев, я с удовольствием принял предложение.



– Вы согласны с тем, что в 2014 году появилась новая волна людей, которые приехали в Украину и стали заметным явлением в ее политической, журналистской жизни?

– Я не был обвинен ни в каких преступлениях, как много других, кто переехал в Украину, спасаясь от репрессий.

То же самое касается Савика Шустера, хотя с ним смешная история. Он не русский, он литовский еврей, который давно уехал в Канаду, потом переехал работать в США, был врачом. В Россию приехал спустя много лет работать руководителем Московского бюро Радио Свобода. Его связь с Россией очень опосредованна. Но из России он уехал, потому что стали закручивать гайки, у него к 2005 году не было возможности работать на телевидении.

Мы переехали сюда, потому что у нас не было возможности заниматься нашей профессией. Это уже политика. Меня уже потом догнали, в 2016 году против меня возбудили уголовное дело, я теперь невъездной в Россию.

А есть среди русских люди, которые очень наивные. Простые, рядовые активисты гражданского движения, которые приезжают в Украину, хотят жить здесь, потому что там дышится плохо, там авторитарный режим. А им здесь говорят: вам что-нибудь угрожает, против вас уголовное дело заведено? Нет? Тогда ничем не можем вам помочь. Но я был рад, что Зеленский подписал указ, который упрощает процедуру предоставления украинского гражданства или вида на жительство.

– Евгений, давайте вернемся к фильму «Понауехавшие». Зачем вы его сняли?

– Мне было интересно самому разобраться.

– Вы сами в Киеве живете долго, наверное, понимаете, почему многие русские переехали, что им может понравиться или нет, как себя чувствуют политические мигранты в Украине. Вы собрали 14 россиян и задали им то же вопросы, на которые, возможно, знаете ответы. Практически все были в эйфории и вот этого ощущения свободы, и от того, насколько радушно и гостеприимно тебя воспринимающие

– У меня были готовы ответы, мои собственные. Что меня поразило, если подводить сразу некий итог: практически все были в эйфории на первых порах и вот этого ощущения свободы, которое размыто в воздухе, и от того, насколько радушно и гостеприимно тебя воспринимающие, русского. Даже в ситуации, когда у твоей страны война с Россией. Никто из моих собеседников, часть из них приехали до 2014 года, кто-то после, – но никто не сказал, что после 2014 года сразу почувствовали к себе резкую перемену отношения.

– Потому что они были проукраински настроены?

– Да. Но с другой стороны, практически все согласились, что проукраинская настроенность людей не предполагает, что в ответ будет такое же радушие. В ответ будет сдержанное гостеприимство, за которым ничего не последует. Очень многие говорят, что как только начинаешь выражать недовольство, что-то критиковать, тут тебе сразу укажут на твое место. Меня это коробило, потому что мне говорили, что я российский журналист

Я вам чрезвычайно благодарен, что в начале программы вы сказали, что я раньше был российским, а теперь украинский журналист. Мне стоило огромных усилий, меня это коробило, потому что мне говорили, что я российский журналист.

– А когда российский журналист или политолог, политик, становится украинским? Это момент самоидентификации?

– Я не хочу отрекаться от того, что я русский. Но я не ощущаю, что есть украинцы и есть русские. Здесь в Украине, на мой взгляд, уже сформировалась в общих чертах украинская политическая нация. И есть граждане Украины русского происхождения, есть украинского происхождения. Есть граждане Украины, которые предпочитают говорит по-русски или по-украински. Они все украинцы. Я в политическом смысле, живя и работая здесь, с какого-то момента смело говорю, что я украинец.

– А что это значит – в политическом смысле? Вы разделяете ценности украинцев и не разделяете ценности россиян?

– Для меня эта страна стала новым домом, я переживаю за то, что здесь происходит. Я думаю о том, как она будет дальше развиваться. То есть я болею, мне не все равно. Я возвращаюсь из-за границы, у меня чувство, что я приехал домой. Я не в командировке.

– Вы видите разницу между собой и россиянами, которые живут в России? Вы уже разные? Круг моего общения с людьми, которые живут в России, очень узок. Это характерно для людей, которые переехали из России в Украину

– Да, мы разные. Круг моего общения с людьми, которые живут в России, очень узок. Это характерно для людей, которые переехали из России в Украину. Очень много связей оборвалось после 2014 года, много людей для меня стали «нерукопожатными». Мне трудно судить сейчас, какие они.

Ты ощущаешь по каким-то мельчайшим признакам на невербальном уровне, что человек смотрит на происходящее в стране, в мире, и в Украине в том числе, не так, как ты. И этого достаточно, чтобы свести общение к минимуму.

– Когда смотришь ваш фильм, не покидает ощущение, что он снят для российской аудитории. Это так?

– Я снимал и для российской аудитории, и для украинской. Я думаю, что украинской аудитории было интересно узнать, что русские люди, которые приезжают сюда, сталкиваются и с трудностями, и с проявлением элементов русофобии. Никто из моих собеседников не сказал, что ни разу с этим не сталкивался. Все испытывали какие-то карьерные сложности.

Все эти люди по-прежнему хорошо относятся к Украине, никто из них не собирается уезжать обратно, никто не жалеет о сделанном выборе.

Может, два человека допустили, что когда-нибудь вернутся в Россию, но с оговоркой: когда поменяется режим. Но вы меня спросите, я, наверное, тоже не представляю себе возвращение обратно. Съездить на родительские могилы, погулять по улицам, где прошло мое детство, съездить в дачный поселок, где я жил мальчиком с бабушкой каждое лето – да, наверное.

– Один из ваших собеседников – Айдер Муждабаев, заместитель главного редактора «Московского комсомольца», когда-то одной из самых либеральных газет. Его сотрудники в день крымской речи Владимира Путина аплодировали Путину. И на слова Айдера «что же вы творите, вся жизнь поменяется» ему сказали, что он ничего не понимает. Позже он покинули Россию. Что эти люди имели в виду? Если Россия будет находиться в конфронтации с Западом, она будет обречена в конечном счете стать восточной провинцией Китая

– Я не психиатр, не психоаналитик. Но я давно говорю, что многие вещи, которые происходят в российской политике, в российском общественном мнении, – это предмет изучения специалистов в области психопатологии.

Я не понимаю решений, которые принимали Владимир Путин, некоторые другие государственные мужи России. Они все уже который год находятся в состоянии затяжного безумия. Они напоминают мне людей, которые сидят и пилят под собой сук. Я не вижу второго пути благополучного развития России, кроме того, которым она шла в 1990-е годы. Это был путь налаживания нормальных отношений с Западом, строительства демократического общества, демократических институтов, свободных средств массовой информации.

С этого пути она свернула в начале 2000 годов. И что теперь? 1% ВВП против гигантской экономики, культурной, научной и военной мощи Запада. А с другой стороны огромный растущий Китай. И что? Если Россия будет находиться в конфронтации с Западом, она будет обречена на то, чтобы в конечном счете стать восточной провинцией Китая.

– Не только политика Владимира Путина такая патологическая. Русские в большинстве своем поддерживают эту политику. Каким вы видите трансформацию этого режима при таком населении?

– История о том, что русские поддерживают политику Владимира Путина, – это история, похожая на то, что все советские люди поддерживали политику партии и правительства во времена Леонида Брежнева. Люди в глубине души не поддерживали, им было стыдно, что страной руководят постепенно выживающие из ума старики. Но все на выборы ходили, дружно голосовали за нерушимый блок коммунистов и беспартийных. А рухнуло все в два счета.

ПОСЛЕДНИЙ ВЫПУСК РАДИО ДОНБАСС.РЕАЛИИ:





Гаага • Днепр • Донбас • Донбасс • Насир

Украина не борется с коррупцией и это видят в США – американский политолог

 Украина не борется с коррупцией и это видят в США – американский политолог


Президент США Трамп не является пророссийским политиком. Отсутствие осуждения действий Путина, «не означает, что Трамп любит Россию». Это утверждал в интервью Радио Свобода американский политолог, политтехнолог Джейсон Смарт. (На выборах 2008 года он работал в штабе кандидата в президенты США Маккейна, а 2016-го вел кампанию участника республиканских праймериз сенатора Круза). А отношение Трампа к Украине Смарт оценил так: сейчас американская помощь является большей, чем при Обаме. Но Украина не хочет бороться с коррупцией, констатирует Смарт. И если президент Зеленский не сломает эту тенденцию, если олигархи, тот же Коломойский, как и ранее будут влиять на власть в Украине, то терпение у США может не хватить, предупреждает Смарт. Зеленский должна избрать – или Коломойский, или поддержка США, считает политолог.



Александр Лащенко (перевод): Конечно, у нас будет разговор не просто про Америку, а про Америку в связи с Украиной. Этот «україногейт» и тому подобное. Господин Смарт, Трамп, собственно, видит Украину как государство, тем более жертву российской агрессии? Или Украина для него является важной (по мнению критиков Трампа), чтобы были определенные «козыри» во время этой предвыборной кампании, которая набирает обороты в США? Чтобы тот же Зеленский (хотя Трамп это отрицает), фактически принял сторону Трампа против демократов?

– (Перевод). Я думаю, что сейчас Демократическая партия точно использует Украину. Для этого смысл.То есть, политический смысл в том, что сейчас происходит с импичментом в Америке. А насчет Трампа, я сказал бы, что он сказал, и что мы видели в Конгрессе, что другие люди, которые работали с ним, констатировали то, что он говорил – он считал, что для Украины самая большая проблема – это коррупция, что здесь не готовы бороться с коррупцией. И он считал, что, действительно, это проблема не только для Украины, а также для США. В его сложном мире, я сказал бы, США должны работать со странами, которые готовы работать с США и не только с друзьями. А есть которые говорят: да, мы хотим быть друзьями, мы хотим работать с вами, но на самом деле мы не готовы, например, бороться с коррупцией. Для Трампа – это самая актуальная тема.

– Эта июльская телефонный разговор Зеленского и Трампа. В результате изложение, не дословная расшифровка, но было опубликовано. Всего было две телефонные разговоры. И первая уже опубликована, как и обещал Трамп. Как вы считаете, Трамп не давил на Зеленского во время этих переговоров, судя из этого текста?

– Из того текста, что мы читали, я сказал бы, что нет, ничего там не было незаконного. Это было нормально. И мы знаем, что Burisma Energy (долго посольство США говорило об этом и переживал) – есть что-то там незаконное. Я думаю, что это уже о США тема – какова коррупция в Украине, в том числе Burisma Energy, относительно чего США, как я уже заметил, всегда говорили: пожалуйста, вам надо бороться с коррупцией. А Украина не хочет бороться с коррупцией.

Яркий пример – Burisma. Есть такая возможность – сейчас провести расследование и узнать, что там произошло, чтобы больше не было вопросов ни в Киеве, ни в Америке. А что Украина делает? Она расследует это сейчас? Не расследует. И сколько я спрашивал у депутатов в парламенте, которые говорили об этом! Но насколько я знаю, сейчас не происходит никакого расследования.

– Вы имеете в виду, конечно, компанию «Burisma» известного деятеля в Украине Николая Злочевского, министра еще при президенте Украины Януковиче. И в этой компании работал сын тогдашнего вицепрезидента США Джо Байдена – Гантер Байден.

– Да.

– Хотя Джо Байден категорически отрицает любые обвинения в его адрес в том, что это была коррупция. Но дело не только в том, что тема «Burisma» возникает. В этой июльском телефонном разговоре Зеленского с Трампом ... Так, Трамп ни разу даже не озвучил название этой фирмы, но озвучил, например, компанию «Crowdstrike». Получается, что Трамп до сих пор считает, что вмешательство в выборы 2016 года в Америке, когда Хиллари Клинтон была соперницей Трампа, было не со стороны России, а со стороны Украины? Серверы, мол, в Украине были, по этой версии?

– Нет. Я думаю, что он имеет в виду, когда говорит о вмешательстве в выборы, что это именно та статья, которая появилась в «Politico» в январе 2017 года. Там было написано четко, что посольство Украины в Вашингтоне встретилось с Демократической партией, решило не встречаться с Республиканской партией, решили не встречаться в это время с сенатором Тедом Крузом, с сенатором Джоном Маккейном, потому что в посольстве решили сотрудничать только с Демократической партией. И посол Украины Чалый, который был в то время послом, сам писал письма (если я правильно помню – в «Washington Post»), что Дональд Трамп не должен быть президентом.

– Вы точно цитируете господина Чалого?

– Возможно... Потому что это было достаточно понятно, что он не считал, что Дональд Трамп адекватный. И через это, я сказал бы, что это довольно сильный голос в Америке, что посол другой страны рекламирует против одного из кандидатов.

– Сейчас с нами в студии Валерия Чалого нет. Я не уверен, что он согласится с вашим вот таким трактовкой мнения господина Чалого на тот период – в 2016 году. Но в любом случае, понятно, вот в Украине работал тот же Пол Манафорт... кстати, вы не знакомы с ним?

– Нет.

– Известен первый председатель избирательного штаба Трампа. Потом он был вынужден уйти в отставку и так далее. Сейчас в американской тюрьме сидит, как мы знаем. Но до г-на Манафорта немало претензий. И складывается впечатление у критиков Трампа, что фактически до сих пор, когда Манафорта в США осуждена, Трамп придерживается точки зрения, мол, Манафорта на все эти события. Это вроде от Манафорта идет, что не Россия, а Украина вмешивалась тогда в выборечу кампанию в США.

– Да, были такие слухи. Я помню даже сам, что были такие слухи относительно этого. Но на самом деле я думаю, что этот отчет, который они писали, очевидно, что Россия, которая похитила всю эту информацию в демократов...

– Вы согласны с тем, что было вмешательство со стороны России?

– Обязательно. Я не знаю, кто может спорить с этим. Это понятно.

– Дональд Трамп. Нет?

– Трамп всегда спорит. Со всеми. Это его стиль. Но на самом деле я думаю, что вымысел – это не только про этого хакера, не только о россии, и когда они хакнули у демократов. Я имею в виду именно так, как он говорил много раз. И Республиканской партии об этом два года назад говорил, почему мы не будем расследовать то, что посольство Украины также вмешивалось в наши выборы?

– Упоминание Трампом в разговоре с Зеленским этой компании «Crowdstrike», как я уже говорил подобное, разве можно всерьез рассматривать, что именно со стороны Украины был взлом переписки демократов и Хиллари Клинтон тогда? Вы считаете, это вообще было возможным? Конечно, мы не знаем всех деталей на сегодня. Должно быть расследование. Но в принципе.

– Я просто не знаю всех деталей, чтобы высказывать собственное мнение. Но я могу сказать, что когда мы видим, что там было, много информации, которая появилась в Украине в то время... Например, «черная касса». Откуда это появилось?

– Партия регионов? Связано с тем же Полом Манафортом. Это вы имеете в виду?

– Да, я это имею в виду.

– Так называемая «амбарная книга».

– Да, именно. И когда она появилась, почему только те страницы, которые связанные с Полом Манафортом? Если там тысячи страниц, то почему только эти страницы?СБУ или прокурор – только чтобы эти документы появились именно во время наших выборов и передать их в «New York Times»? То есть это необычно. Кто это решил? Это другой вопрос. Я сам работал в Республиканской партии на то время, во время президентских выборов Америки. Кстати, я работал против Трампа...

– Тед Круз – вот человек, с которым вы работали.

– Это точно. И через это я могу сказать, что я был против Трампа до того, как все остальные были против него. Но я на то время работал в Республиканской партии и прекрасно помню, что из посольства Украины нам звонили и сказали, что они хотели бы встретиться с сенатором, объяснить позицию Украины, объяснить про войну, что здесь происходит. Но через неделю или две мне перезвонили и сказали, что мы хотим отменить эту встречу. Я спросил: а почему? Это же сенатор. Мне сказали: мы решили, что наша стратегия как посольства – только встретиться с Демократической партией сейчас, потому что очевидно, что Клинтон выиграет. Я сказал, что это ненормально, потому что все равно, он будет еще сенатором после выборов, даже если и не выиграет президентские выборы. Я сказал: извините, но как такое – мы решили и не меняем этого?

– Это еще было на этапе, когда Дональд Трамп в 2016 году не стал единым кандидатом от республиканцев. Тогда еще Тед Круз также принимал участие в праймериз.

– Да.

– Это шло именно от господина Чалого, посла Украины в Вашингтоне? Или как это было?

– Нет. Это был какой-то секретарь в посольстве.

– Этот скандал «україногейт» только разворачивается. Дело уже дошло до публичных слушаний в Конгрессе. Уже только кто не свидетельствует. Уильям Тейлор, сейчас главный американский дипломат в Киеве, временно поверенный. Очень разные показания. Та же Мари Йованович будет свидетельствовать, бывший посол. Какова ваша оценка, процедура импичмента (так, она только началась, до конца еще очень далеко, а Сенат контролируют республиканцы), именно то, что Украина там в центре внимания, вот как это можно оценить? Может, здесь и плюс есть? Извините за такой цинизм. Политика – циничное дело.

– Вы правы на самом деле, есть какие-то плюсы. Точно есть. Какие плюсы? Демократической партии сейчас выгодно повторить, что Россия – враг, что Россия работала в сторону Дональда Трампа, значит, надо помочь Украине сейчас. А для Дональда Трампа, чтобы он показал, что не любит Россию и никогда не работал с Россией, ему тоже выгодно говорить, что надо помочь Украине. Но это не из-за того, что или республиканцы, или демократы хотят какую-то очень серьезную стратегию Украине. Им – и демократам, и республиканцам выгодно на настоящее время помогать Украине. И демократам, и республиканцам выгодно на настоящее время помогать Украине

– Собственно, сам Владимир Зеленский оказался «между молотом и наковальней» в чем между республиканцами и демократами. А без поддержки США, опять же государства №1 в мире, Украине будет, мягко говоря, очень сложно. Очень! И как тут действовать Зеленскому? Вы говорите, что все же стоит (я так понимаю ваше мнение) заявить о том, что должно быть начато расследование в отношении Гантера Байдена и Burisma». Вы так считаете?

– Да.

– Фактически это то, в чем обвиняют Руди Джулиани, личного адвоката Трампа, что, мол, он в этом вопросе так или иначе пытался эту мысль донести (не только он, но и американские дипломаты) до Зеленского. Но до сих пор этого заявления из уст президента Украины не прозвучало. Вы считаете, что должно быть?

– Обязательно. И вопрос о Burisma – это уже 3 года назад был вопрос об этом. Это не нечто такое, что появилось вчера. Украина начала это расследовать, потом прекратила, потом начала, а потом опять прекратила. А почему не стали это расследовать – я не понимаю. Но все равно с Хантером Байденом, я лично думаю, что там будет очень мало. Почему? Он получил очень много денег от этого, но это законно. Здесь ничего страшного...



– Я извиняюсь, в «Burisma» и Александр Квасьневский был в совете директоров, бывший президент Польши, в частности.

– Кстати, также был. И я думаю, что если они только заработали на этом, как члены совета директоров компании, то это не покажет ничего плохого ни Байдена, ни в Америке. Но Украина сейчас показала, что она не хочет бороться с коррупцией. Даже такая острая тема коррупции, как «Burisma» о чем весь мир говорит – ничего не делается. Сидят.

– Трамп победит на этих выборах?

– Нет. Я думаю, что шансы 50 на 50. Минус Трампа – это, конечно, его твитер

– Тогда я так поставлю вопрос. Плюсы и минусы Трампа как кандидата в президенты?

– Его минусы – это, конечно, его твитер, что он не может контролировать, что пишет. Это действительно очень сложно. Если меньше писал бы, тогда было бы легче. Но то, что он решает описать любую идею, даже не общается с юристом к этому, то это, конечно, сложно.

Но самое главное сейчас – то, что будет с импичментом, какую информацию они найдут. Потому что, если они найдут какую-то очень серьезную информацию, которая покажет какую-то коррупцию со стороны Трампа или давление на Зеленского, тогда это уже будет серьезно, тогда он не выиграет. А если они, пока это все расследуют, найдут, что сын Джо Байдена покрыт коррупцией или любой другой вопрос, связанный с его сыном, тогда, возможно, выиграет и Дональд Трамп. Все зависит от того, что будет в течение следующих нескольких месяцев в Конгрессе.

– Как вы считаете, когда дойдет до голосования? Я напомню тем, кто до сих пор не знает. Вообще в Америке десятилетиями, веками четко прописана структура импичмента. Кстати, импичмент – это не просто отставка президента, это само рассмотрение. В этом смысле уже как процедура он уже начался. Палата представителей, одна из палат Конгресса – достаточно большинства голосов. И потом уже, собственно, как суд, судебная коллегия, Сенат окончательное решение принимает. И там необходимо две трети голосов, чтобы отправить президента в отставку. При том, что Сенат сейчас контролируют республиканцы.

– Нет, это будет длительный процесс. Потому что это политический процесс. Это не какое-то действительно расследование. Демократическая партия прекрасно понимает, что если это будет еще несколько месяцев, то это им выгодно.

– Выгодно демократам?

– Сверхважно. Это значит, что каждый день есть какие-то плохие новости про Трампа, каждый день будет что-то написано против Трампа в «Washington Post» или «New York Times». И они прекрасно понимают, что это лично для нас значит – значит, каждый день можем рекламировать его недостатки. А Республиканская партия страдает. Значит, если могут продолжить этот процесс надолго – это устроило бы.Я думаю, что Республиканская партия в этой связи планирует свои шаги. И что будет после демократического шоу, сложно сказать. Но я уверен, что они уже нашли очень много информации.

– Господин Смарт, с Маккейном вы работали. С Манафортом даже не были знакомы. А с Трампом приходилось встречаться?

– Нет.

– С Тедом Крузом прекрасно знакомы, конечно.

– Да.

– С Зеленским так или иначе не приходилось общаться?

– Нет.

– Но в любом случае вы отслеживаете. Многие проводят параллели, когда начался взлет Зеленского в Украине, при всей разнице в возрасте, бэкграунде, понятно, разные страны, но оба внесистемные политики, оба хорошие шоумены – Зеленский и Трамп. Зеленский – профессионал, Трамп тоже телевизионное шоу очень успешно в Америке вел. Похожи они, Трамп и Зеленский, или нет?

– Очень похожи. На самом деле они очень похожи. Есть большая разница также. Они говорят о том, что стали президентами за то, что они были очень известными, из-за того, что уже все в стране знали, кто они. Это очень помогло. В случае Дональда Трампа, то он уже 40 лет является известным в Америке. Все знали его. Это не был какой-то новый кандидат, который выстраивает определенный имидж для себя, что у него новая программа, что он – серьезный менеджер, серьезный босс. А Зеленский был серьезным «президентом» в своей программе. Это то же самое. То есть люди голосовали за кандидата, которого видели до этого в программе, где не настоящий президент, а фейковый.

– Вы имеете в виду Зеленского... Но он шоумен, комик. Или вы о его роли Голобородько в сериале «Слуга народа» сейчас говорите?

– Да.

– Смотрели, конечно же?

– Да.

– Вы согласны с тем, как критики Зеленского утверждают, что выбрали на самом деле не Зеленского, физическое лицо, неофита-политика, а выбрали Голобородько – с экрана образ?

– Это точно.

– Но это же плохо. Нет, господин Смарт? Если это так.

– Но это как люди голосуют. Это сложно, почему они такие. Но люди голосуют за кандидата, они голосуют за имидж, они голосуют за эмоцию за имидж. Это то, как люди выбирают своего кандидата больше, чем других.

– Вы как политтехнолог это отмечаете?

– Да.

– И это в Америке действует также?

– Конечно.

– А в чем тогда отличие Трампа и Зеленского, кроме разницы в возрасте? Хотя Трампу, конечно, за энергией в чем-то и Зеленский может позавидовать.

– Разница в том, что Зеленский – его тактика, его стратегия существует. А с Трампом – нет стратегии. Я думаю, что он просто пишет, что он чувствует в эти моменты. И большинство его проблем существует именно за это. Если бы он просто сидел и нормально думал: это будет мне выгодно через месяц или через неделю, или не выгодно? Тогда у него было бы гораздо меньше проблем. Но он все время работает, что «сразу я хочу что-то делать, чувствую это, я покажу всем». И всегда есть какая-то горячая, острая реакция. И через это много новостей. Потому что каждый день есть какие-то новости о Трампе. Но это ему не на пользу. Бывает, что он просто что-то говорит, потому что он чувствует что-то. Но результат – что тогда будут еще какие-то проблемы.

– Но все равно вы говорите о том, что Трамп – фаворит на выборах, несмотря на то, о чем вы сейчас сказали?

– 50 на 50, как я сказал.

– Но все равно 50% – это немало. Но, знаете, чем вы меня удивили? Критики Зеленского постоянно его критикуют, президента Украины, что у Зеленского, мол, как такой программы нет, избегает в��н ответов на острые вопросы. Так, сидел более 14 часов. Прекрасно помните пресмарафон. Этого даже Трамп, например, не делает. Но там же, по мнению критиков, Зеленский избегал стратегических ответов на вопросы и в отношении, например, Донбасса, и так далее. Согласны? Нет? А вы говорите, что у него есть различия с Трампом.



– Я думаю, что есть какая-то стратегия. Даже то, что 14 часов он вел этот марафон. Почему он это сделал? Это также его стратегия, он показал себя, как прозрачная человек, которая очень открыта для народа, что он отвечает на любой вопрос. И даже неважно, что он отвечает. Потому что важно, что они, избиратели, читают новости, что он стоит там 14 часов. Они не читают, что он сказал именно про Донбасс. Они не читают мелких деталей.

– Этот телемарафон был 10 октября этого года. А перед этим 25 сентября Зеленский уже лично познакомился с президентом США Дональдом Трампом. Тогда была сессия Генассамблеи ООН в Нью-Йорке. Владимир Зеленский выступил с трибуны. И произошла вот эта встреча знаменитая уже очная после двух телефонных разговоров Владимира Зеленского и Дональда Трампа. Среди прочего господин Зеленский коснулся темы, почему же до сих пор коллеги из США, партнеры Украины конкретной даты возможной встречи его, Зеленского, с Трампом уже в Вашингтоне (не просто в рамках Генассамблеи ООН) до сих пор не называют.

И вот после этого прошло уже 1,5 месяца, скоро два... Американская сторона постоянно говорит и тот же Трамп: «мы рады вас видеть». И во время этого видео, когда они у камина сидели, Трамп сказал: ну, вот – «вам скажут».



Прошло 1,5 месяца – конкретной даты встречи уже «один на один», не опять же в рамках Генассамблеи ООН Зеленского-Трампа, нет. Почему? Не хочет Трамп видеть Зеленского рядом? Вот именно как официальный визит президента Украины.

– Сейчас как все происходит в Америке, связанное с Украиной, это не выгодно Зеленскому, сейчас встретиться с ним. Потому что будет столько некоторых комментариев в Америке, точно в Конгрессе. Что он приехал показать, что он – хороший друг Америки. Но и писать, что он приехал, чтобы вмешиваться в наши выборы как-то. Это будет негатив для него. Я убежден, что для Зеленского, если он хочет встретиться с Трампом сейчас, это ошибка. Не встречайтесь. Ожидайте – после выборов будет прекрасная возможность. А сейчас не надо. Зеленскому невыгодно до выборов встречаться с Трампом

– Как еще действовать в американском векторе Зеленскому? Что нужно было бы ему, чтобы Америка еще больше поддерживала Украину, как вы считаете? Или, по крайней мере, не уменьшала этой поддержки?

– Я думаю, что это понятно.

– Кроме борьбы с коррупцией.

– Это именно борьба с коррупцией. Просто читайте, что пишут каждый день американские газеты. О коррупции в Украине! А здесь борьба с коррупцией? Нет. Через это я думаю, что понятно, почему сейчас Европа идет с Украины. И США сейчас интерес не такой большой в Украине. Именно через это – борьба с коррупцией.

– Забывают об Украине?

– Да, забывают (про Украину – ред.). Почему? Потому что была заинтересованность. Когда Янукович уехал, тогда все думали, что ладно, все меняется наконец в Украине. Мы можем им помочь. И какие главные проблемы? Здесь война, конечно. Но два фронта. Один фронт, конечно, на Донбассе – против российской агрессии. А в Киеве что? Борьба против коррупции. И эти два фронта убивают Украину. В США забывают об Украине

– Вы почти дословно цитируете Владимира Зеленского, кстати.

– Да?

– Да. Два фронта основных.

– Я уже три года об этом говорю.

– Господин Смарт, а вы как в Украине оказались?

– Я писал много об Украине. Все связано с Украиной, кстати, и с постсоветскими странами. И я приехал сюда. Потому что я работаю со многими странами, не только здесь. Это 45 стран. Но это мне легче, потому что это Европа. Я хорошо знаю Украину. Мне очень нравится Украина. И я решил здесь жить. И еще, как вы знаете, наверное, что я создал еще организацию «За свободную Украину», которая работает против коррупции. И также работает по помощи фронту.

– С Куртом Волкером знакомы?

– Да.

– Он также работал в этом Институте Маккейна, как и вы.

– Да.

– Вам не жаль, что так сложилась его политическая судьба, что он был вынужден подать в отставку и так далее, в связи опять же с «україногейтом»?

– Да. Кстати, все наши проблемы начинались с этого. Конечно, жаль. Он (Курт Волкер – ред.) – умный человек, хороший человек. Он очень любил Украину. И что все это закончилось так – это неприятно. Но, возможно, это для него будет легче в жизни.

– Я так понимаю, что вы положительно оцениваете Дональда Трампа. Он же за все время своей президентской каденции ни разу не подверг критике лично Путина. Ни разу! Как до Обамы не относиться, то критиковал. И Хиллари Клинтон, как к ней не относиться. Что скажете на это?

– Что он не критикует его, я думаю, что это из-за того, что он хочет еще договориться с ним по различным вопросам. В том числе относительно того, что происходит в Сирии. Как вы знаете, Россия там активная.

– Просто Трамп оставил позиции. Не согласны с подобной трактовкой?

– Да.

– И Россия зашла. Разве нет?

– Я соглашаюсь. Очевидно, что мы работаем с Россией там. То есть это было решение между президентами. Я в этом не сомневаюсь. А что происходит здесь, в Украине, также связано с Россией. Значит, ему нужно работать с этим человеком. Если бы он атаковал его публично, но как это поможет процессу договоренностей, как это помогает в переговорах? Я не вижу, как это поможет. Но Зеленский часто выступает против Путина именно.

– Но также сказать ... почти совсем нет. В отличие от Порошенко.

– Вот

– То есть такой политик должен так делать, в�� считаете?

– Да.

– Рональд Рейган не жалел эпитетов в адрес советской системы. «Империя зла» – помним. И так далее. И действиями подтверждал.

– Но он никогда не говорил плохо о Горбачеве как о человеке.

– Ну, конечно. Горбачев – это уже...

– Это его друг. Он помнил, что он может договариваться с теми, а может с теми, государство. А как человека лично? Редко когда это будет вам выгодно, когда будут переговоры после этого. Тогда это сдерживало его.

– Украинский политолог Григорий Перепелица утверждал, что Трамп – это полная противоположность тому же Рональду Рейгану, это такой своеобразный «Антирейган» относительно ценностей, последовательности, чесности. Хотя политики и честность – понятия относительные. Я понимаю, что вы не согласны с этим.

– Я думаю, что нет ни одного политика в мире, который действительно является стопроцентно «белый», «черный» или другой... Дональд Трамп связан с Россией или с Украиной, его взгляд на все страны. Это потому, что он сидит и анализирует, что здесь происходит и что выгодно для Америки. Это не означает, что он любит Россию. За то, что он просто не хочет критиковать Россию постоянно, не означает, что он любит Россию. Это означает, что это нам выгодно. Действительно, нам нужны такие проблемы сейчас? Рынок для нашего бизнеса в Америке, как это выгодно избирателям Америки? Вот такие вопросы. Это не из-за того, что он любит Россию. Но, может, он думает, как американский избиратель. Ему это выгодно. Но я не сказал бы, что он (Трамп – ред.) любит Россию. Я бы так не сказал.







Гаага • Днепр • Донбас • Донбасс • Насир

«Рассказываю о наших политзаключенных, которые все еще в руках у Путина». Олег Сенцов о том, чем за

 «Рассказываю о наших политзаключенных, которые все еще в руках у Путина». Олег Сенцов о том, чем занимается после увольнения
Евгения Котляр

Украинский режиссер Олег Сенцов приехал в Вильнюс, где в выходные проходит седьмой «Форум свободной России», в котором принимают участие политики, правозащитники и эксперты. Сенцов рассказал корреспонденту проекта Радио Свобода с участием «Голоса Америки» «Настоящее время» о том, что он делает для освобождения украинских политзаключенных в России и как продвигается работа над фильмами, сценарии к которым он написал в заключении.

– Хотела бы начать с того, что сейчас с вами происходит, хотела бы узнать про вашу правозащитную деятельность – в последних интервью вы много об этом говорите. Чем вы конкретно сейчас занимаетесь?

– Пока я не могу сказать, что занимаюсь правозащитной деятельностью. Я просто езжу по разным встречах на разных уровнях и рассказываю о наших политических заключенных, о наших пленных, которые все еще находятся в руках у Путина. Минимум 100 людей в российских тюрьмах, большинство из которых – крымские татары, и 227 человек на Донбассе, о которых мы знаем. Может, их больше, до тысячи, потому что мы не можем попасть... Их может быть больше.

– В вашем распоряжении есть конкретные списки с конкретными людьми?

– Это открытая информация, она есть у правозащитников, мне ее поставляют, потому что я сам пока что не могу глубже в это погрузиться, потому что много всего происходит. Я могу каждый раз говорить с людьми, доносить до тех, от кого зависит какое-то даже не принятие решения, а общее давление на Россию, – чтобы он не ослабевал, чтобы о таких людях не забывали. Чтобы не забывали, что Россия, как и раньше, ведет против нас агрессивную войну и до сих пор удерживает наших ребят в качестве заложников.

– Кто те люди, с кем вы говорите, кто способен принимать такие решения?

– Макрон – да, у меня была встреча с Макроном. Руководство Совета Европы. Руководство ПАСЕ. Разные министры иностранных дел. Я на разных уровнях встречаюсь в разных странах. Понятно, что решение зависит от Путина, но давление на него должен быть массовый и единодушен в этом вопросе. Чтобы они об этом не забывали, я их подбадриваю таким общением.

Я не очень, если честно, люблю эти поездки, я делаю это потому, что надо – это нужно мне, это нужно другим, это нужно для этих ребят. И мне говорят, что ты – как пример, что за тебя боролись, и все считали, что тебя вытащить невозможно. А удалось вытащить. Значит, и их тоже возможно. И ты должен пример показывать то, что это реализация такого давления.

– Ведете вы, может, какую-то отдельную кампанию за фигурантов «московского дела»?

– Мне не всегда хватает времени на наших ребят. Я не занимаюсь «русским делом», уж извините, потому что это все-таки немного разные истории. Это ваши внутренние истории. Если каждый из нас занимается своим делом, будет хорошо. А не лезть в дела других. Вы не будете указывать, как нам делать, а мы не будем указывать, как вам делать. Не знаю, какая у вас позиция, а у нас позиция простая: один враг Украины – Путин, и любой человек, готова с ним бороться, – наш союзник. Любой человек, который считает, что Крым – это Украина, – наш союзник, мой личный. И все.

Но бороться за этих ребят - это немного не наша история. Это ваши протесты, вы молодцы, что протестуете против Путина, мы вас поддержим, есть «Русь сидящая», Костя Котов. Я их поддерживаю, но не могу их [добавить] в свой приоритет, когда у меня есть более близкие мои соратники, мои собратья, которые сидят в российских тюрьмах. Я о них говорил в первую очередь.

– О Константина Котова хочу спросить. Мы помним, как много он сказал на вашу поддержку, когда был на свободе. Или знаете какие-то подробности о его ситуации? Может, с адвокатами у вас есть какая-то связь? Следите за его судьбой?

– Я слежу за его судьбой в меру возможностей. Еще раз повторю, сто наших людей сидит в российских тюрьмах, 227 в плену. Я их всех по именам не знаю, не с каждым еще из их родственников познакомился. Как бы хорошо ко мне относился Костя Котов, он сидит в Москве, он русский. У меня есть ребята, которые ко мне ближе. Вы смотрите со своей стороны ситуации, а я смотрю со своего.

У меня на дочь, которая живет со мной в одной квартире, не хватает времени, я вижу ее два часа в неделю.

– Встречи, о которых вы говорили, в основном связанные с политзаключенными?

– Не только с политзаключенными, а с ситуацией в Украине и, прежде всего, с тем, что касается агрессии России – имею в виду, на международном пространстве. Внутри Украины я просто знакомлюсь с людьми, разными, общаюсь на высоком уровне и на обычном – я не делаю разницы между студентом и профессором, между дворником и министром. С разными людьми общаюсь, с разными людьми знакомлюсь.

Во-первых, я хочу понимать, что происходит в Украине, понимать людей. На пять лет я выпадал, многие вещи прошли мимо меня. Я в общих чертах «в курсе» о ситуации в Украине, о том, что происходило, но надо понимать глубже: я не иностранец, я свой человек, я вернулся, поэтому погружаюсь в это информационное пространство, общаюсь с людьми. Завожу какие-то знакомства, формирую свой круг людей, которые мне близки. Я могу встретиться с человеком, пообщаться, но у меня может оказаться с ней ничего общего, и я с ней не буду общаться, это не проблема. Но составить свое личное мнение, того же Саакашвили увидеть – мне интересно было, какой он человек, посмотреть на него. На других людей посмотреть.

– Есть ли у вас время на творческую реализацию? Помню, вы рассказывали о трех сценариях, которые в работе...

– Не совсем точно. Три сценария написаны в тюрьме, закончены, два сценария закончены до тюрьмы. Вместе пять полностью законченных сценариев, готовы к работе. Два из них уже ��апущені в разработку, и съемки одного будут в 2020 году, если все будет хорошо, второго – в 2021-м, если все будет хорошо. И последующие – каждый год по фильму, если все будет хорошо. Но эту работу я уже веду.

– А можно чуть подробнее: это художественные или документальные фильмы?

– Я работаю только с художественными игровыми полнометражными фильмами. Первый фильм будет называться «Носорог», это криминальная драма. Это то, к чему мы провели летнюю подготовку, не успели начать съемку, сейчас начинаем все с нуля.

Я не привык говорить о своих планах, пока не закончено дело. Закончу – вот, пожалуйста, смотрите. А пока нет: эта тема обсуждается с теми, с кем я работаю, с моей группой, с близкими людьми.

– В глобальном смысле вам заниматься кино интереснее или ваша личная история, правозащита сейчас важнее?

– Вы должны понимать: за то, что мне дали премию Сахарова – главную правозащитную премию в Европе, – я не считаю себя на 100% правозащитником, не надо меня так воспринимать. Я все-таки больше себя позиционирую как общественный деятель, потому что я активный гражданин, любая тема страны, которая важна, горячая, – я готов в этом участвовать. И в том числе – в правозахисті тех людей, которые наши пленные, и не только они. Надо немного шире смотреть. И гражданская организация, которую я буду создавать, будет более широкого профиля. Не только сугубо правозащитная или чисто культурная. Ну, и [буду] заниматься общественной работой, теми горячими темами, которые актуальны для всех граждан.